Курсы валют Нацбанка РБ
17 окт18 окт
1 USD 2,1112 2,1066 −0,0046
1 EUR 2,4458 2,4365 −0,0093
100 RUB 3,2211 3,2210 −0,0001
10 PLN 5,6899 5,6768 −0,0131

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
17 окт18 окт
USD 65,5305 65,4026 −0,1279
EUR 75,9236 75,6512 −0,2724
BYN 31,0424 31,0731 +0,0307
PLN 17,6909 17,6273 −0,0636

все курсы валют

Вихри враждебные. Какие угрозы в экономике тревожат Нацбанк Беларуси

14 марта НБРБ объявил, что не будет снижать ставку рефинансирования и ставки по операциям регулирования ликвидности. banki24.by разбирались, что на самом деле стоит за действиями регулятора.

Как сообщили в НБРБ, решение не трогать процентные ставки правление Нацбанка приняло по итогам квартального заседания, на котором рассматривались текущая ситуация и прогноз развития экономики Беларуси. Ставка рефинансирования (СР) остается на уровне 10,5% годовых, ставки по операциям поддержки ликвидности — 11,75%, по операциям изъятия — 8%.

В последний раз СР и ставки по операциям поддержки ликвидности снижались 14 февраля. Тогда Нацбанк решил, что СР упадет на 0,5 п.п., а ставки по операциям поддержки ликвидности — на 0,25 п.п.

Интересно, что полтора месяца назад НБРБ не видел угрозы со стороны дефицита ликвидности в банковской системы и ускорения инфляционных процессов. В конце января Нацбанк посчитал, что в ближайшие месяцы годовая инфляция сложится вблизи 5% (на 1 п.п. ниже целевого ориентира).

В марте дефицит ликвидности банков исчез и в системе вновь появились избыточные деньги. По версии Нацбанка рост цен по-прежнему находится в пределах прогнозной траектории. Оценка инфляции на перспективу у НБРБ осталась прежней: в последующие месяцы 2018-го годовой рост цен будет колебаться около 5%. А уж если исключить из расчетов административную инфляцию, все будет вообще отлично.

Что же заставило Нацбанк зафиксировать СР и другие процентные ставки на месяц-другой, а то и больше?

Формальное объяснение «пассивности» НБРБ в области процентной политики есть в тексте пресс-релиза регулятора. Нацбанк вдруг забеспокоился, что инфляционные ожидания в экономике чрезмерно высоки.

Опрос населения по заказу НБРБ показал, что ожидаемая годовая инфляция в ноябре-2017 составляла 11,9%, в феврале-2018 — 11,6%. При этом в период между первым и вторым опросами Нацбанк уменьшил СР и ставки по операциям поддержки ликвидности, а после второго не делал таких шагов. Хотя понятно, что высокие инфляционные ожидания никуда не делись и были намного выше цели по инфляции и сейчас, и ранее.

Возможно, что в НБРБ просто воспользовались удобным моментом. Ведь в начале марта глава государства на правительственном совещании критиковал чиновников за сохранение высоких инфляционных ожиданий. Поэтому в текст обоснования решения в Нацбанке добавили фразу, которую сегодня в исполнительской вертикали банально побоятся оспорить.

Ускорение темпов роста денежной массы также не является сильным аргументом к остановке ставкопада. Действительно, за февраль-2018 средняя широкая денежная масса (СШДМ) увеличилась на 18,4%. Однако этот процент страшен, только если рассматривать его изолированно. В феврале-2017 СШДМ сократилась на 7,8%. То есть рост денежной массы произошел к низкой базе прошлого года.

Начиная с февраля, в 2017 году пошло мощное ускорение темповых показателей по СШДМ (до +15,3% в декабре). Это значит, что в 2018 году база сравнения будет постоянно расти. К концу года задача по удержанию роста СШДМ в пределах 9–12% будет все более выполнимой.

Если отбросить причитания по поводу инфляционных ожиданий, в сухом остатке остается угроза со стороны внутреннего спроса. В конце января Нацбанк смотрел в эту сторону вполне благожелательно. Специалисты НБРБ отмечали, что увеличение потребления за счет роста денежных доходов не оказывало давления на инфляцию.

В марте позиция Нацбанка поменялась. НБРБ признал, что в экономике наметился рост заработных плат, который опережает рост производительности труда. Как известно, такой опережающий рост на длительном отрезке ведет к разнообразным печальным последствиям. Если экономика опять разбалансируется, вся кропотливая работа регулятора с 2015 года пойдет насмарку.

Не стоит забывать, что к ставке рефинансирования и размеру ставок по операциям поддержки ликвидности во многом привязаны проценты по новым рублевым кредитам и депозитам. Ставка по кредиту овернайт задает максимальный уровень ставок по вкладам и займам, а при снижении ставки рефинансирования банки могут снижать доходность депозитов. Когда пополнение депозитов населением идет вяло, потребительское и жилищное кредитование бьют все рекорды, а инфляционные ожидания высоки, ослаблять стимулы к сбережению и подстегивать потребление — очень плохая идея.

Другими словами, Нацбанк не менял СР и ставки по операциям поддержки, чтобы не прекращать поток денег на рублевые депозиты и не раздувать кредитование. 

Рост экономики, основанный на необоснованно высоких доходах, заканчивается быстро и с негативными эффектами. Тем более, что по некоторым данным денежно-кредитная политика перестала быть нейтральной и превратилась в стимулирующую.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в нашей группе в Facebook. Присоединяйтесь!

2018-03-15