Курсы валют Нацбанка РБ
09 дек10 дек
1 USD 2,1329 2,1329 0,0000
1 EUR 2,4253 2,4253 0,0000
100 RUB 3,1894 3,1894 0,0000
10 PLN 5,6594 5,6594 0,0000

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
09 дек10 дек
USD 66,9227 66,9227 +0,0000
EUR 76,0777 76,0777 +0,0000
BYN 31,3970 31,3970 +0,0000
PLN 17,7698 17,7698 +0,0000

все курсы валют

У банков лишняя ликвидность. Что будет со ставками по депозитам и кредитам?

Почти полтора месяца банковская система Беларуси жила в состоянии недостатка ликвидности. Но в марте этому пришел конец. banki24.by выявили причины и последствия данного фазового перехода.

Дефицит ликвидности проявился в банковской системе в январе и был следствием воздействия нескольких факторов.

Во-первых, с начала 2018 года норматив отчислений банков в фонд обязательных резервов (ФОР) по валюте поднялся до 17%. Это значение является рекордным за период, по которому доступны данные (с марта-2002). По сравнению со значением на 1 января 2017 года норматив отчислений в валютный ФОР вырос в 2,3 раза.

Как рублевый, так и валютный ФОР формируются исключительно в белорусских рублях. В результате банки «заморозили» на счетах в НБРБ 3,3 млрд BYN против 1,5 млрд BYN год назад. НБРБ пошел на такие крутые меры по совету специалистов МВФ и преследовал цель по дедолларизации пассивов банков.

Во-вторых, на третью декаду января в Беларуси приходится выплата квартальных налогов и корректировки расчетов с бюджетом за предыдущий год. Налоговый период привел к перетеканию денег со счетов предприятий на счета Минфина и сильно вымыл пассивную базу у части банков. Мало пострадали разве что крупные госбанки, в которых держат счета фискальные органы.

В-третьих, многие предприятия по наущению Нацбанка стали трансформировать долги по валютным кредитам в рублевые. Цель была вполне благородная: снижение кредитных и валютных рисков для банков и самих компаний. Однако конвертация валюты кредитов имела побочный эффект — рост спроса на BYN-рубли.

В-четвертых, с 2017 года стало оживать потребительское кредитование. Количество заявок на новые займы росло так быстро, что отдельные банки столкнулись с превышением лимитов на выдачу и приостановили кредитование.

Однако к марту стало видно, что дефицит ликвидности в системе оказался сезонным явлением. Если переформулировать, Нацбанк знал, что делал, когда снижал ставку рефинансирования и ставки по операциям поддержки ликвидности. Видимо, расчет был на то, что банки «перетопчутся» на финансовых инъекциях с межбанка и от самого регулятора.

С 1 марта минус в графе «ликвидность» поменялся на плюс. К утру 6 марта расчетный избыток ликвидности по системе составил около 0,6 млрд BYN. Остатки по операциям поддержки ликвидности от пиковых 859 млн BYN скукожились до 10 млн BYN. Зато остатки по операциям изъятия выросли до 122 млн BYN.

Ставки на рублевом 1-дневном межбанке устаканились около 11% годовых, хотя на пике дефицита денег ставки превышали 12% — банки давали друг взаймы дороже, чем регулятор. В марте от былой напряженности на межбанке не осталось и следа.

В преломлении на будущее сложившаяся ситуация с ликвидностью означает, что появление на депозитном рынке рублевых вкладов со ставками выше 13% годовых откладывается на неопределенный срок. Кто успел воспользоваться суперкраткими по доступности предложениями 2 банков по 16,8% годовых, тот молодец. Остальным, увы, придется занимать выжидательную позицию и надеяться на возникновение нестабильности в экономике Беларуси.

Впрочем, нет худа депозитчиков без добра для должников банков. Новые кредиты в BYN-рублях будут медленно, но верно дешеветь. Ажиотаж на потребительском и жилищном сегментах кредитного рынка продолжится.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в нашей группе в Facebook. Присоединяйтесь!

2018-03-07