Курсы валют Нацбанка РБ
18 ноя19 ноя
1 USD 2,1102 2,1102 0,0000
1 EUR 2,3950 2,3950 0,0000
100 RUB 3,1973 3,1973 0,0000
10 PLN 5,5540 5,5540 0,0000

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
18 ноя19 ноя
USD 65,9931 65,9931 +0,0000
EUR 74,9022 74,9022 +0,0000
BYN 31,3060 31,3060 +0,0000
PLN 17,4946 17,4946 +0,0000

все курсы валют

Не спешите хоронить. Что Беларусь потеряет от нового соглашения с Москвой?

11 октября отгремели последние залпы углеводородного конфликта Беларуси и России. Стороны наконец внесли изменения в соглашение по экспорту нефти и нефтепродуктов.

В публичную плоскость нефтяной спор Беларуси и России вывело информационное агентство Рейтер. В августе Рейтер опубликовало информацию о намерениях россиян задушить Беларусь в «братских» объятиях сразу по нескольким направлениям.

Летом россияне собирались:

  1. ограничить беспошлинные поставки нефтепродуктов и сжиженного газа;
  2. прекратить отчисления в белорусский бюджет от перетаможки 6 млн тонн нефти по схеме Семашко;
  3. заморозить выделение шестого и седьмого траншей кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР) — по 200 млн USD каждый;
  4. остановить переговоры о предоставлении госкредита на сумму до 1 млрд USD для рефинансирования долга перед Россией в 2019 году.

По итогам сентябрьских переговоров на уровне глав государств и октябрьских встреч чиновников обоих правительств стало известно, что Беларусь утрачивает только беспошлинные поставки темных нефтепродуктов и часть сжиженного газа. При этом белорусский бюджет в этой схеме фигурировал далеко не на первых ролях.

Главную выгоду в виде прибыли от реэкспорта извлекали частные предприятия по нефтепереработке. По сути, россияне прикрыли приватную лазейку, используемую узким кругом предпринимателей из Беларуси. Да и масштабов растворительно-разбавительного бизнеса реэкспорт нефтепродуктов образца 2017—2018 гг. никогда не достигал.

Что имеем в сухом остатке?

В сухом остатке россияне подтвердили, что перетаможка нефти сохранится в течение 2018—2019 гг., как и было согласовано в апреле 2017 года. Это значит, что белорусский бюджет продолжит получать пошлины от реэкспорта 6 млн тонн российского сырья.

Вопрос состоит только в том, к чему будет привязана сумма «компенсаций» Беларуси — к строчке в бюджете РФ или к ставке пошлины по нефти. В первом случае сумма пошлин от реэкспорта останется на уровне 2017 года, во втором — резко увеличится.

В конце сентября министр финансов Максим Ермолович сообщил, что шестой транш кредита ЕФСР Беларусь может получить уже в октябре. Якобы остались лишь некие технические формальности. С седьмым траншем дела обстоят посложнее, придется корректировать условия кредитной программы. Однако и здесь белорусские власти не теряют оптимизма.

Переговоры о выделении в 2019 году госкредита на покрытие старых обязательств перед Россией находятся в активной фазе. Камнем преткновения является состав рефинансируемых долгов. Белорусы хотят включить туда и платежи по кредиту АКФ ЕврАзЭС 2011—2013 гг., а россияне пока сопротивляются.

22 сентября президент Беларуси поднял вопрос об отсрочке платежей и снижении ставки по кредиту на строительство АЭС в Островецком районе. Как заявил глава государства, белорусская сторона не встретила на этом пути какого-то отторжения.

В общем, для Беларуси как государства потери от углеводородного конфликта имели в основном имиджевый характер. Принципиальным образом отношения Минска и Москвы не изменились. Это косвенно подтвердили и международные рейтинговые агентства. Суверенный кредитный рейтинг Беларуси в октябре остался на месте.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте и Facebook. Присоединяйтесь!

2018-10-12