Что не так с бюджетом Беларуси на 2020 год?

19 ноября нижняя палата парламента приняла в первом чтении проект закона о бюджете. Объясняем, почему в 2020-м власти в любом случае пойдут на серьезные корректировки этого документа.

Ранее banki24.by писали, что республиканский бюджет на 2020 год сверстан исходя из нескольких прогнозных показателей. В их число вошли курс белорусского рубля к доллару (1 USD = 2,2447 BYN), цена нефти Urals на уровне 60 USD за баррель, рост ВВП за 2020 год на 1,9%, средняя ставка рефинансирования 9,5% и импорт нефти из РФ в объеме 18 млн тонн.

6 ноября министр финансов Максим Ермолович заявил, что курс 2,2447 BYN за 1 USD отражает стрессовый сценарий. По просьбе Минфина в Нацбанке учли все возможные негативные риски будущего года.

Аналогичный подход используется в бюджете на 2019 год, в который заложен курс 2,2160 BYN за 1 USD, хотя в реальности средний курс за 10 месяцев составил 2,0943 BYN за 1 USD.

С учетом указанного курса посчитаны все валютные доходы и расходы бюджета-2020. Это значит, что если наш рубль окажется крепче (как в 2019-м), то Минфину придется корректировать бюджет по актуальным курсам в течение следующего года.

Цена на нефть сегодня является довольно волатильным показателем. Если кризис в мировой экономике начнется в 2020 году, реальная цена может упасть заметно ниже объявленной Минфином. Соответственно, уменьшатся доходы бюджета в виде экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Власти уже проходили через такое в 2015 году.

Рост ВВП на 1,9% в условиях Беларуси означает увеличение валовой добавленной стоимости примерно на тот же процент. А как известно, добавленная стоимость является объектом обложения НДС – самым главным налогом нашего бюджета. Есть немалые риски, что в 2020 году экономика будет расти медленнее, чем считают власти. По этой причине бюджет может недосчитаться поступлений по НДС.

Еще один важный элемент доходной части – налог на прибыль и доходы в виде дивидендов госпредприятий. Поступления по налогу на прибыль и дивидендам сильно зависят от финансового состояния крупнейших экспортеров и госбанков – Беларуськалия, БЕЛАЗа, ГТФ «Неман», Беларусбанка, Белагропромбанка и т.д.

Как минимум по Беларуськалию уже есть риски недосчитаться прибыли, поскольку Белорусская калийная компания до сих пор не заключила новый контракт с Китаем (в прошлом году был заключен в третьем квартале). По контракту с Индией цена поставки упала с 290 до 280 USD за тонну.

Средняя ставка рефинансирования в 9,5% также не отражает имеющихся реалий. Такая ставка может сложиться, лишь если в 2020-м Нацбанк опять начнет повышать СР – до 9,75-10%. В свою очередь, рост ставки рефинансирования может быть вызван ускорением инфляции.

Однако Нацбанк прогнозирует обратное: инфляция будет удержана в рамках 5% до конца 2020 года и на уровне 4% – в среднесрочной перспективе. Из текста основных направлений денежно-кредитной политики видно, что с высокой вероятностью в 2020-м ставка упадет как минимум 1 раз.

Меньшая ставка рефинансирования значит, что с одной стороны уменьшатся доходы в виде штрафных санкций, которые привязаны к СР, а с другой – сократятся расходы бюджета на компенсацию процентов по кредитам.

Относительно объема импорта российской нефти пока нет ясности. 17 ноября вице-премьер Игорь Ляшенко сообщил, что Беларусь готова импортировать в 2020 году до 24 млн т нефти из России. Конкретный объем импорта зависит «от компенсационных режимов».

Таким образом, в бюджет-2020 заложен максимально консервативный сценарий: отсутствие компенсации Россией последствий налогового маневра и прекращение действия схемы с реэкспортом 6 млн тонн нефти. Если в ноябре-декабре президенты и правительства РБ и РФ урегулируют баланс поставок выше отметки Минфина и/или вернут «перетаможку», доходы бюджета-2020 автоматически повысятся.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте, Facebook и Telegram. Присоединяйтесь!

2019-11-21