USD нал EUR нал
3,2520 / 3,2590 3,4850 / 3,4980
Курсы валют Нацбанка РБ
19 апр20 апр
1 USD 3,2757 3,2757 0,0000
1 EUR 3,4954 3,4954 0,0000
100 RUB 3,4772 3,4772 0,0000
10 CNY 4,5146 4,5146 0,0000
10 PLN 8,0716 8,0716 0,0000

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
19 апр20 апр
USD 94,0922 93,4409 −0,6513
EUR 100,5316 99,5797 −0,9519
BYN 28,7243 28,6488 −0,0755
CNY 12,9760 12,8816 −0,0944
PLN 23,1988 22,9652 −0,2336

все курсы валют

В 2020 году Беларусь влезет в долги на миллиарды долларов?

5 ноября премьер Румас собирал заседание правительства и участвовал с министрами в обсуждении проекта бюджета в парламенте. Некоторые откровения чиновников были весьма яркими.

Главным ответчиком по бюджету в парламенте был министр финансов Максим Ермолович. Один из депутатов удивился курсу доллара, заложенному в бюджет-20202,2447 BYN за 1 USD. Мол, он слишком высок и вообще непонятна логика его определения.

Справочно: бюджет на 2019 год Минфин также считал исходя из высокого курса доллара — 2,2160 BYN за 1 USD. По факту средний курс за 10 месяцев сложился на уровне 2,0934 BYN за 1 USD. В Минфине объясняли это консервативным сценарием развития экономики, зашитым в проект бюджета.

Министр Ермолович ответил на вопрос о курсе доллара в бюджете следующим образом: «бюджет на сегодняшний день имеет отрицательную позицию», к тому же, «наши доходы в иностранной валюте значительно ниже, чем наши обязательства в иностранной валюте».

По словам министра, «любая ошибка с оценкой курса, его любое занижение приводит к существенным разрывам с точки зрения финансирования расходов». Минфин закладывает в оценку платежей по внешнему госдолгу стрессовый сценарий, а курс определяется максимально возможным с учетом всех негативных факторов.

Высказывание Ермоловича можно оценить двояко. С одной стороны, действительно важно иметь в бюджете хоть какую-то страховку на «черный день». С другой стороны, весь бюджет Беларуси считается в рублях. Это значит, что рублевый эквивалент валютных доходов бюджета меняется в зависимости от скачков курса. Чем слабее белорусский рубль, тем выше валютные доходы, чем сильнее, тем доходы ниже.

Еще одно туманное место в речи Ермоловича — высказывание про уровень госдолга. По данным Ермоловича, на 1 октября госдолг составил 36% от ВВП. Между тем, на сайте самого Минфина есть иное значение госдолга на ту же дату — 33,7%.

Если перевести 36% в деньги, получится около 45,9 млрд BYN. Эта сумма не совпадает со значением госдолга по методологии ССРД МВФ — 48,6 млрд BYN. Возможно, в Минфине не учитывали госгарантии, но добавили некие обязательства, которые не видны в ежемесячной статистике. Например, долги белорусских регионов.

Есть и другая удивительная сумма в докладе Ермоловича. По оценкам финансистов, госдолг на конец 2020 года составит 54,4 млрд BYN, или 37,8% к ВВП. К слову, эта же оценка продублирована в тексте основных направлений бюджетно-финансовой и налоговой политики на 2020—2022 гг.

В общем, выходит, что этот экзотический показатель Минфина по госдолгу за 15 месяцев вырастет на 8,5 млрд BYN! В 2019 году прирост обязательств примерно на 1 млрд BYN может дать кредит Банка развития Китая. Затем подтянутся долги по АЭС и гарантированный кредит БНБК — Белорусской национальной биотехнологической корпорации.

Уже на заседании правительства в тот же день Сергей Румас сетовал на засилье продовольственного импорта. И действительно, если взглянуть на структуру розничного товарооборота, то окажется, что доля белорусских товаров за 9 месяцев 2019 года составила 61,6%, в том числе по продовольствию — 78,1%. Удельный вес товаров отечественного производства снижается уже несколько лет подряд: в 2013 году он был равен 71%, из которых по продовольствию — 83,3%.

Причин здесь несколько: первая — рост реальных доходов белорусов, вторая — развитие современных форматов ритейла, третья — деградация потребительской кооперации.

Белорусы наращивают потребление собственных продуктов как правило в кризисные периоды, а после них сокращают в пользу качественного импорта. В Беларуси бурно растет доля современных форматов торговли в товарообороте, что ведет к автоматическому вытеснению доморощенных товаров с полок — госсектор слабо готов к конкуренции с товарами со всего мира и даже с продукцией из ЕАЭС.

Потребительская кооперация — один из лидеров по доле белорусских товаров в продажах. Однако сеть Белкоопсоюза стремительно теряет позиции. По подсчетам Комитета госконтроля, доля потребкооперации в товарообороте торговли сократилась с 9,1% в 2014 году до 4,6% в 2019-м.

Единственный выход, который остается правительству в рамках административной логики — закрыть границы для импортных товаров (в том числе с Россией и другими странами ЕАЭС), снизить реальные доходы населения (чтобы белорусы покупали больше своего), а также жестко препятствовать развитию современного ритейла и поддерживать умирающую потребкооперацию.

Альтернатива таким "живодерским" мерам — структурные реформы, после проведения которых конкурентоспособность наших товаров значительно вырастет. Правда, на «Кастрычніцкім эканамічным форуме» вице-премьер Александр Турчин и министр Ермолович говорили о том, что Беларусь собирается проводить изменения в своем темпе — медленно и постепенно, отвергая в этой части советы МВФ и Всемирного банка.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Telegram, Instagram и Facebook. Присоединяйтесь!

2019-11-06


Новости по теме: