Курсы валют Нацбанка РБ
19 сен20 сен
1 USD 2,1226 2,1028 −0,0198
1 EUR 2,4814 2,4584 −0,0230
100 RUB 3,1356 3,1371 +0,0015
10 PLN 5,7614 5,7267 −0,0347

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
19 сен20 сен
USD 67,7519 67,0098 −0,7421
EUR 79,1749 78,3613 −0,8136
BYN 31,9358 31,9049 −0,0309
PLN 18,4083 18,2792 −0,1291

все курсы валют

Вероятность дефолта 10%. Таковы реалии банковской системы Беларуси

Нацбанк опубликовал обозрение о финансовой (не)стабильности в стране. Разобрали для вас самые важные и интересные моменты этого документа.

Обзорную аналитику о степени стабильности финансовой системы НБРБ обнародует всего раз в году. И это весьма странно, так как абсолютное большинство индикаторов Нацбанк подсчитывает если не раз в месяц, то раз в квартал уж точно.

Возможно, реальная причина редкости публикаций состоит в том, что власти не хотят лишний раз «тревожить» население, которое и без того напугано за последние годы. Например, подробную информацию о стресс-тестах банков с недавних пор днем с огнем не сыщешь в открытом доступе.

Хотя вероятно и то, что Нацбанку банально не хватает людских ресурсов. Не зря же оптимизации госаппарата всякий раз негативно воздействовали на сроки выхода и качество предоставляемой информации.

Одним из индикаторов, которые ежемесячно считает НБРБ, но обнародует лишь раз в год, является средняя вероятность дефолта банка. Регулятор относит банк к дефолтным, если величина его проблемных активов превышает разницу между собственным капиталом и уставным фондом. При этом Нацбанк предпочитает обнародовать данные без учета удельных весов банков в активах сектора.

Конечно, учет долей банков позволяет получить более точную картину системных рисков. Однако для применения специфической методики подсчета у Нацбанка есть прозаичные причины.

Во-первых, банковская система нашей страны сильно концентрирована: 7 крупных банков дают 87,6% активов, 5 госбанков — 65,1%. Во-вторых, основные риски из-за низкого качества активов дают крупные госбанки. Несмотря на бурную чистку активов в течение 2015—2017 гг., Беларусбанк, Белагропромбанк и Белинвестбанк демонстрируют весьма посредственные показатели.

В общем, если учитывать концентрацию активов в крупных госбанках, индикаторы вероятности дефолта будут гораздо хуже. А так средняя вероятность дефолта банка к началу 2018 года составила 10,2%. И власти не скрывают, что улучшить показатель в 2017-м удалось в том числе за счет передачи токсичных активов АПК в специальное агентство.

Впрочем, совсем недавно были времена куда сложнее. В отдельные месяцы 2015 и 2016 годов вероятность дефолта даже по «лайтовой» методике НБРБ превышала 20%. Так что на этом фоне сейчас все вроде как и неплохо. Правда, интересно, как будут считать вероятность дефолта в 2018 году. Ведь с 1 апреля в Нацбанке росчерком пера отменили само понятие «проблемные активы», заменив его на «необслуживаемые».

Помимо прочего, НБРБ отметил, что в 2017-м не произошло существенных улучшений в структуре и эффективности распределения финансовых ресурсов. Государственная промышленность по-прежнему пожирает львиную долю кредитов, но при этом дает намного меньший удельный вес в экономическом росте.

К тому же, долги крупнейших заемщиков-госпредприятий, которые «с высокой степенью вероятности не смогут рассчитываться по ним самостоятельно», в 2017 году составили 14% от ВВП. Если по-простому, то фактические банкроты в госсекторе не могут расплатиться за 14,7 млрд BYN кредитов и займов. Что произойдет, если банкам придется списывать эту огромную сумму, лучше вслух не говорить — волосы поседеют и выпадут.

До 1 апреля 2018 года в проблемные зачислялись активы, классифицированные в III, IV и V группу кредитного риска. В 2017 году доля IV и V группы снизилась, а III группы выросла. Но не потому, что сама экономика очистилась от «мусора», а потому что власти вручную убрали токсичные долги с балансов банков.

В 2018 году борьба с мусорными активами банков начнется с новой силой. Некоторые предприятия должны сотни миллионов, но не имеют достаточной выручки в связи с проваленной модернизацией.

Улучшилась ситуация с потерями банков в случае резкого падения качества активов. Если в начале 2017 года банки могли потерять всю прибыль за 2,8 года, то в начале 2018-го — прибыль за 1,7 года (около 20 месяцев).

Банки Беларуси остались чувствительны к изъятию депозитов. Если бы компании и население в конце 2017-го забрали из банков 20% своих средств, то различные нормативы безопасного функционирования не могли выполнить от 6 до 15 банков из 24. Во всех случаях в категорию самых пострадавших вошли крупные госбанки.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте и Facebook. Присоединяйтесь!

2018-06-18