Курсы валют Нацбанка РБ
08 июл09 июл
1 USD 2,4440 2,4399 −0,0041
1 EUR 2,7572 2,7547 −0,0025
100 RUB 3,3882 3,4301 +0,0419
10 PLN 6,1633 6,1458 −0,0175

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
08 июл09 июл
USD 72,1719 71,2379 −0,9340
EUR 81,4676 80,4062 −1,0614
BYN 29,5194 29,1791 −0,3403
PLN 18,2050 17,9866 −0,2184

все курсы валют

Банки не рискуют кредитовать белорусов. Виноват Нацбанк?

На кредитном рынке сложилась интересная ситуация. Впервые за несколько лет белорусы возвращают в банки больше денег, чем банки выдают им на потребнужды. И судя по всему, причиной выступают действия властей.

Уже 2 месяца подряд размер задолженности по кредитам на потребительские нужды не растет, а падает. Более 10 лет физическим лицам запрещено брать валютные кредиты. Поэтому падение объема долгов никак не связано с курсовыми разницами.

НБРБ публикует размер задолженности на отчетные даты каждого месяца. Сумма долгов равна приросту по выданным кредитам за минусом погашения.

Тогда выходит следующее: рост задолженности указывает, что плюс по выданным кредитам перекрывает минус по погашенным, а падение иллюстрирует обратную ситуацию.

После взрывного роста потребкредитования в марте (+284,8 млн BYN, или +5,1%) банки ужесточили подходы. В апреле задолженность по потребкредитам сократилась на 78,3 млн BYN, в мае — на 62,8 млн BYN.

В итоге 1 июня белорусы были должны банкам 5,698 млрд BYN, хотя еще 1 апреля обязательства по кредитам на потребнужды достигали 5,839 млрд BYN.

Сумма долгов белорусов по потребкредитам снизилась впервые с июля 2016 года. Таким образом, позитивная волна на рынке потребительских кредитов схлынула после 44 месяцев роста.

Интересно, что всплеск и спад потребкредитования совпали по времени с такой же динамикой по розничному товарообороту. Если в марте продажи в ритейле выросли на 10,5% (к марту-2019), то в апреле упали на 4%, в мае — на 3,2%.

Также заметно, что подвижки в потребительском кредитовании коррелируют с динамикой продаж непродтоваров. В марте товарооборот по этой группе вырос на 14,1% (к 2019 году), а в апреле обвалился на 10,7%, в мае — на 8,7%. Это логично: белорусы чаще всего берут кредиты на вещи длительного пользования, а не на еду.

С чем же связан такой осторожный подход банков к новому потребкредитованию?

Скорее всего, это результат действий Нацбанка. Дело в том, что еще в марте НБРБ отменил расчетные величины стандартного риска (РВСР) по рублевым депозитам, но оставил в силе РВСР по кредитам. Получается, что ставки по депозитам формально не ограничены, а по кредитам есть препоны. Инструмент РВСР не касается лишь льготного кредитования.

Коммерческие банки зарабатывают на разнице ставок между кредитами и депозитами. Если средняя ставка по кредитам выше, то как правило это дает прибыль банку, если нет — убытки.

В свою очередь, ставка по кредиту отражает ожидания банка по будущей инфляции, риск просрочки по кредиту и его невозврата и т. п. Чем выше ставка, тем больше риски.

Но это справедливо в чисто рыночной ситуации. В Беларуси есть РВСР, который искусственно «обрезает» верхний предел ставок на рынке. Значение РВСР на июнь по кредитам физлиц равно 13,61%, на июль — 13,51%, а в марте достигало 14,19%.

Таким образом, НБРБ вынуждает банки либо брать часть рыночных рисков на себя (за счет прибыли), либо рационировать (ограничивать) кредитование.

Прибыль банков падает уже сейчас — за 5 месяцев на 15,9% к 2019 году. Это происходит из-за роста токсичных активов — на 35,5% с начала года. Причем рост необслуживаемых активов идет несмотря на послабления по созданию резервов, которые Нацбанк ввел в марте—апреле.

Поэтому банкам в тяжелой ситуации не остается ничего иного, как лимитировать выдачу новых потребительских кредитов. Это ограничивает их потенциальные убытки.

По-хорошему Нацбанку нужно отменять РВСР не только по депозитам, но уже и по кредитам. Видно, что банки пытаются минимизировать риски, опасаясь выдавать много кредитов. Можно сказать, что РВСР по кредитам если и работает, то со скрипом.

Впрочем, в пассивности НБРБ могут быть политические причины. В последние месяцы президент и правительство мощно давят на регулятора, чтобы выбить из него очередное снижение ставок. Если отпустить вожжи по РВСР, это вызовет шквал критики Совмина и Администрации президента.

Что касается жилищных кредитов, то там пока отмечается рост задолженности населения. На 1 июня белорусы задолжали по этой группе кредитов 9,027 млрд BYN. С начала года рост обязательств составил 6,8%. По сравнению с 2019-м рост даже ускорился: в прошлом году за 5 месяцев он составил 5,5%.

Такая разница связана с концентрацией жилищного кредитования в крупных госбанках. Часть этих ресурсов выдается в рамках специальных программ властей. Отсюда и «нерыночное» поведение коммерческих банков.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте, Facebook и Telegram. Присоединяйтесь!

2020-07-01


Новости по теме: