Курсы валют Нацбанка РБ
12 ноя13 ноя
1 USD 2,1336 2,1431 +0,0095
1 EUR 2,4185 2,4151 −0,0034
100 RUB 3,1868 3,1746 −0,0122
10 PLN 5,6397 5,6130 −0,0267

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
12 ноя13 ноя
USD 66,8497 67,5238 +0,6741
EUR 75,8076 76,0926 +0,2850
BYN 31,3701 31,4943 +0,1242
PLN 17,6692 17,6639 −0,0053

все курсы валют

Когда и при каких условиях власти допустят девальвацию белорусского рубля?

С конца зимы и до сего дня российский рубль просел к доллару с 56 до 63 RUB за 1 USD. Почему же его белорусский коллега не спикировал к мировым валютам в той же мере и так же быстро? Может быть, это время еще впереди?

В январе средний курс белорусского рубля к российскому был равен 3,51 BYN за 100 RUB. Однако уже в мае, благодаря политике сглаживания курсовых колебаний, официальный курс укрепился до 3,22 BYN за 100 RUB.

По оценке banki24.by, в июне ситуация стала еще острее. За 25 дней лета средний курс достиг 3,195 BYN за 100 RUB. Укрепление белорусского рубля к российскому составило почти 9%!

Отчего власти не отпускают вожжи и не дают нашей валюте девальвироваться параллельно российской? Ведь на первый взгляд положение дел, сложившееся к лету, немало подрывает ценовую конкурентоспособность экспортеров в Россию. По нашим расчетам, равновесный курс мог бы устаканиться около отметки в 3,4 BYN за 100 RUB.

Попробуем войти в шкуру правительства и Нацбанка и разобрать аргументы, почему (не) следует спешить с девальвацией к российскому рублю.

Основным ориентиром в массовой психологии населения чаще всего является соотношение USD/BYN, реже – EUR/BYN, но отнюдь не BYN/RUB. Валюта соседней страны не воспринимается широкими слоями белорусов как надежная и годная для сбережений неспекулятивного характера. Поскольку за девальвацией к российскому рублю с неизбежностью последует ослабление к доллару и евро, это принесет много негатива в самых разных сферах.

Нацбанк отмечает, что в Беларуси крайне высоки инфляционные ожидания. В мае по опросам населения они почти втрое превышали инфляцию по Белстату. Не лучше и ситуация с ожиданиями предприятий. Девальвация неизбежно поднимет уровень ожиданий на новую высоту. Так как инфляционные ожидания после взлета корректируются очень медленно, вся работа НБРБ за много месяцев пойдет насмарку.

Рост ожиданий в Беларуси легко трансформируется в реальную инфляцию. После скачка инфляции властям придется либо допускать дальнейшую разбалансировку экономики, либо ужесточать денежно-кредитную и бюджетную политику.

Ужесточение денежно-кредитной политики означает рост процентных ставок НБРБ, который через межбанк легко перейдет на ставки по кредитам и депозитам. Конечно, у Нацбанка есть опция не поднимать ставки. Но тогда население и предприятия начнут скупку валюты и сброс рублевых депозитов. В итоге о дедолларизации как таковой можно будет забыть на долгие годы.

Более жесткая бюджетная политика значит формирование бездефицитного бюджета за счет урезания его расходной части. Между тем, даже сейчас Беларусь испытывает колоссальные проблемы с наполнением Фонда соцзащиты и выплатой пенсий. Вряд ли пенсионеры и бюджетники одобрят безвозвратное превращение себя в нищих попрошаек. Большой толчок получит и расслоение населения по доходам.

Помимо обвала на валютном и кредитно-депозитном рынках после девальвации произойдет удар по госдолгу и долгам предприятий. Минфин и облисполкомы трансформировали в государственные облигации сотни миллионов рублей мусорных кредитов госпредприятий. Дошло до того, что ради спасения тонущих госкомпаний местные власти почти повсеместно нарушили Бюджетный кодекс.

До 90% долга Беларуси номинировано в иностранных валютах. Девальвация вызовет переоценку валютных обязательств, что неизбежно отразится на котировках евробондов. Наша страна больше не сможет занимать под тот процент, с которым выпускались февральские суверенные облигации. Вероятно, для Беларуси закроется и китайский долговой рынок – размещение панда-облигаций не состоится.

Начнутся сложности с обслуживанием валютных долгов банков и предприятий. Первыми пострадают предприятия без валютной выручки, а за ними по цепочке неплатежей навернутся их контргагенты и кредиторы.

Ввиду огромной долговой нагрузки значительной части предприятий-флагманов, курсовые разницы и расходы по погашению обязательств сожрут прибыль таких компаний. В результате подскочит уровень необслуживаемого долга перед банками.

На 1 апреля доля токсичных активов банков по юрлицам приближалась к 20%. Из-за концентрации «мусора» в казенном секторе срочно потребовалась бы миллиардная докапитализация госбанков. Эти деньги пришлось бы отнять у остальных налогоплательщиков.

На волне девальвационной паники частные банки и банки с иностранным капиталом были бы предоставлены сами себе. И тогда не исключено, что белорусы своими глазами увидели дефолты отдельных банков.

А может быть, подъем экспортных поставок с лихвой покрыл бы весь негатив? Нет, такому сценарию не дает сбыться высокая импортоемкость белорусского экспорта. Чтобы произвести больше, неэффективные госзаводы требуют больше импортных сырья и полуфабрикатов.

В общем, в глазах властей аргументы «против» пока явно перевешивают блеклые перспективы «простимулировать» экспорт. Другое дело, что излишняя крепость BYN-рубля будет все накапливаться и накапливаться.

Курсовые проблемы может снять резкое улучшение конъюнктуры на нефтяном и калийном рынках. Правда, на такое не рассчитывают ни в экспертных кругах, ни сами экспортеры. Значит белорусам еще долго придется жить с курсами в раскоряку.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте и Facebook. Присоединяйтесь!

2018-06-25