Курсы валют Нацбанка РБ
11 дек12 дек
1 USD 2,1213 2,1254 +0,0041
1 EUR 2,4235 2,4175 −0,0060
100 RUB 3,2040 3,1964 −0,0076
10 PLN 5,6412 5,6290 −0,0122

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
11 дек12 дек
USD 66,2416 66,5022 +0,2606
EUR 75,7075 75,6197 −0,0878
BYN 31,2269 31,3128 +0,0859
PLN 17,6404 17,6118 −0,0286

все курсы валют

Когда хата с краю. Местные бюджеты гнутся под бременем опасных долгов

В 2016—2017 гг. исполкомы пытались спасти тонущие предприятия в своих регионах. Но в результате местные власти сами оказались в паре шагов от долговой пропасти.

Минфин опубликовал данные об исполнении местных бюджетов в первом квартале 2018 года. Государственная статистика свидетельствует, что решать застарелые проблемы никто не бежит. В лучшем случае чиновники отодвигают «момент истины» на потом.

После завершения острой фазы кризиса и относительной стабилизации белорусского рубля после девальвации встала проблема проблемных кредитов в госсекторе. У властей возникла альтернатива: либо жертвовать банками, либо подставить плечо полуживым госпредприятиям.

Исходя из тогдашней обстановки, правительство решило превратить мусорные кредиты в надежные облигации госорганов. Если проще, то безнадежные долги перевесили на бюджет (читай: налогоплательщиков).

В идеале кредиты и займы предприятий было бы неплохо спихнуть одному Минфину. Однако уже в конце 2016 года уровень госдолга к ВВП вплотную приблизился к отметке, которую Минфин обозначил как порог безопасности, — 45%.

Поэтому властям пришлось изобретать очередное «элегантное» решение: как не увеличить госдолг, но расчистить балансы госбанков и помочь компаниям на грани банкротства. Выход был найден в законодательной лазейке.

В Беларуси долг органов местного самоуправления формально не включается в состав госдолга. Конечно, в реальности это одно и то же на 99,99%, но на бумаге наши исполкомы обладают недюжинной самостоятельностью и бюджетной автономией.

К слову, эту весьма своеобразную методику подсчета с ходу отвергли международные финансовые организации. В различных докладах и аналитических записках МВФ, Всемирный банк и прочие кредиторы оперируют понятием «расширенного» долга — долга Минфина вместе с долгами исполкомов. Оно и немудрено: в цивилизованном мире разделять слабо разделимое еще не научились.

Так вот, в 2016—2017 гг. облисполкомы стали брать огонь на себя. Местные власти инициировали выпуск облигаций, которые по закрытой подписке выкупали те самые банки, которым были должны проблемные предприятия.

По состоянию на 1 апреля 2018 года области и Минск стали должны 5 млрд BYN. При этом рублевый долг исполкомов составил 3 млрд BYN, валютный — 1 млрд USD.

Долг в 5 млрд BYN — это много или мало? Бюджетный кодекс Беларуси говорит, что слишком много. По Бюджетному кодексу долговые обязательства исполкомов не должны превышать 80% от доходов соответствующего бюджета без учета субвенций и трансфертов. Иначе балансировать бюджеты становится очень трудно, приходится резать по живому — по расходам на социалку.

Что сегодня имеем на практике?

По расчетам Минфина, предельный уровень долга к доходам превышен в Витебской (124,3%), Гомельской (103%), Гродненской (131,1%), Минской (134,1%) и Могилевской (127,5%) областях.

Фактически все области, кроме Брестской, лишены возможности брать взаймы — обслужить бы старые долги. Зато статистика по госдолгу не испорчена, да и облигации облисполкомов в теории можно перевыпускать хоть до посинения.

2018-05-18