Курсы валют Нацбанка РБ
21 янв22 янв
1 USD 2,5391 2,5372 −0,0019
1 EUR 3,0853 3,0799 −0,0054
100 RUB 3,4616 3,4595 −0,0021
10 PLN 6,8067 6,7999 −0,0068

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
21 янв22 янв
USD 73,3550 73,3694 +0,0144
EUR 89,1483 88,9677 −0,1806
BYN 28,9084 28,8958 −0,0126
PLN 19,6794 19,6143 −0,0651

все курсы валют

Промышленность Шредингера. Белорусские предприятия ни живы ни мертвы

Похоже, что после поездки президента в Оршу очередной министр промышленности не сносил головы. Глава государства предложил министру заманчивый выбор: либо тюрьма, либо понижение и работа обычным специалистом на госзаводе.

Понять причины крайнего раздражения президента немудрено. Затеянная на рубеже 2000-х и 2010-х гг. модернизация в большинстве случаев закончилась абсолютно бесславно. Предприятия накопили такую огромную кредитную нагрузку, что теперь это мешает провести девальвацию белорусского рубля. Последствия еще одного девальвеца государственный сектор может просто не пережить.

Яркий пример жесточайшей модернизации — бобруйская Белшина. Дела на шинном заводе дошли до того, что финансовое оздоровление предприятия курирует лично вице-премьер Владимир Семашко. Даже оптимистичные чиновники отмечают падение рентабельности продаж и высокую закредитованность Белшины.

С чиновниками солидарны аудиторы. В заключении по отчетности Белшины за 2017 год они отметили, что есть значительные сомнения в способности предприятия продолжать свою деятельность. Краткосрочные обязательства Белшины в конце 2017 года на 146,4 млн BYN превышали краткосрочные активы. Это значит, что продолжения деятельности в 2018 году Белшине нужно либо брать новые кредиты, либо распродавать имущество.

В рыночной экономике Белшина могла бы обанкротиться. В 2017 году Белшина стала самой убыточной публичной компаний страны — минус 274,2 млн BYN.

В первой половине 2018 года финансовое положение Белшины осталось крайне сложным. Согласно отчету шинников, за 6 месяцев чистый убыток составил 33 млн BYN. На 1 июля краткосрочные обязательства превысили краткосрочные активы на 173,6 млн BYN. Краткосрочная долговая нагрузка на предприятие превысила 0,5 млрд BYN при непокрытом убытке в 209,6 млн BYN.

В прошлую пятницу президент посетил Гомсельмаш. Глава государства отметил, что не намерен продавать этот завод какому-либо иностранному инвестору. Встает закономерный вопрос. А хотят ли иностранные инвесторы повесить себе на шею заботы о гомельском предприятии?

После кризиса зимы 2014—2015 гг. власти неоднократно предоставляли Гомсельмашу многочисленные списания, отсрочки и рассрочки старых долгов. Несмотря на это, Гомсельмаш на пару с другим членом холдинга — ГЗЛиНом — находится в числе самых закредитованных предприятий страны.

К 1 июля 2018 года непокрытый убыток Гомсельмаша достиг 259,8 млн BYN. На складах завода томилась готовая продукция на 204,1 млн BYN, краткосрочная дебиторка составляла 490,4 млн BYN. Первое полугодие Гомсельмаш завершил с чистым убытком в 26,3 млн BYN.

По сути, Белшина и Гомсельмаш, как и многие другие казенные предприятия, без господдержки существовать уже не могут. Вопрос лишь в том, на какое время хватит денег у бюджета и налогоплательщиков. Ибо российские партнеры белорусских властей вовсю точат ножи, чтобы воткнуть их в спину синеокой республики.

2018-08-14


Новости по теме: