Курсы валют Нацбанка РБ
15 дек16 дек
1 USD 2,0277 2,0257 −0,0020
1 EUR 2,3963 2,3882 −0,0081
100 RUB 3,4534 3,4405 −0,0129
10 PLN 5,6773 5,6619 −0,0154

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
15 дек16 дек
USD 58,7082 58,8987 +0,1905
EUR 69,4048 69,4298 +0,0250
BYN 28,9845 29,0141 +0,0296
PLN 16,4573 16,4499 −0,0074

все курсы валют

ЗВР Беларуси на 1 апреля вряд ли упадут ниже 5 млрд USD

Как мы и писали в прошлом месяце, ЗВР Беларуси в международном определении преодолели психологическую отметку в 5 млрд USD. На 1 марта ЗВР по методике МВФ достигли 5 022 млн USD. Что будет с резервами страны по состоянию на 1 апреля?

Известно, что власти Беларуси наращивают величину ЗВР согласно матрице действий к кредиту от Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). Размер валютных резервов по матрице является контрольным показателем, нарушение которого ведет к приостановке всей кредитной программы.

Поэтому власти уже больше года обеспечивают прирост ЗВР в соответствии с требованиями ЕФСР. К примеру, в 2017 году на 1 января размер резервов не должен был опуститься ниже 4,9 млрд USD, на 1 июня должен составить не менее 5,2 млрд USD, на 1 октября — не менее 5,3 млрд USD.

На 1 января 2018 года ЗВР страны должны вырасти до 5,4 млрд USD. Эта задача закреплена и в основных направлениях денежно-кредитной политики Беларуси на 2017 год. Естественно, что власти будут предпринимать все возможное, чтобы не давать ЕФСР формального повода для полной заморозки программы.

Каково было положение правительства и Нацбанка на этом пути в течение марта? По оценкам НБРБ на чистой основе за март 2017 года стране необходимо было отвлечь из валютных резервов сумму в 512,1 млн USD, на валовой основе — 654,1 млн USD.

Много это или мало? Для сравнения: в марте 2016 года потенциальный расход валюты на нетто-основе по расчетам того же НБРБ составлял 1 126 млн USD, на брутто-основе — 1 283 млн USD.

Что могло входить в мартовскую сумму в 2017 году? Во-первых, очередная выплата по старому кредиту ЕФСР, выданному еще в прошлом пятилетии. Данные графика по объему и частоте выплат непубличны, но по предыдущим трансакциям в пользу фонда можно предположить платеж на сумму не менее 88 млн USD.

Во-вторых, в марте скорее всего имели место погашения в пользу правительства и банков России и Китая, что изымает еще несколько десятков миллионов долларов.

В-третьих, Минфин и Нацбанк были должны обслуживать долг по своим валютным облигациям. Минфину нужно было погасить основной долг на 151 млн USD и 10 млн EUR, Нацбанку — на 77,5 млн USD. Вместе с процентами по данным и иным выпускам для этой пары к отдаче явно набиралось около 250 млн USD в эквиваленте.

С прорехами в казне более-менее ясно, а как обстояли дела с ее пополнением? За март НБРБ удалось настричь по новым выпускам валютных облигаций 136,3 млн USD, Минфину — 7,9 млн USD и 15,8 млн EUR.

Возможно, некая сумма перепала властям от мартовской сделки государственного Беларусбанка с Госбанком развития Китая. По ее условиям белорусский банк занял у китайского 100 млн USD сроком аж на 3 года. При этом кредит не является связанным: Беларусбанк волен в распоряжении этими деньгами.

Интересная деталь: возврат кредита был гарантирован правительством Беларуси. В случае неких проблем или иных специфических обстоятельств кредит придется возвращать самим властям. Это только добавляет вероятности в его полном либо частичном использовании на госнужды.

30 марта Нацбанк объявил о четвертом за 2017 год понижении процентных ставок. Свое решение регулятор мотивировал в том числе сохранением чистого предложения иностранной валюты на внутреннем рынке. Поскольку март не относится к месяцам уплаты квартальных налогов, валютным донором осталось население.

Учитывая курсовую стабильность белорусского рубля к доллару в марте, скорее всего граждане могли принести в банки до 150–200 млн USD больше, чем унести из них. Со своей стороны, предприятия-резиденты вероятно имели слабоминусовое сальдо валютных операций с банками.

В итоге за март на чистой основе банки могли получить где-то 150 млн USD. Во всяком случае, в январе и феврале ситуация была весьма схожей с описанной нами выше.

В состав ЗВР как в международном, так и в национальном определении входит монетарное золото. На 1 марта такового в ЗВР по методике МВФ было на 1 643 млн USD. Несмотря на имевшуюся внутримесячную волатильность, биржевые котировки золота на 1 марта и 1 апреля были практически равны, что нивелирует влияние изменения цены металла на величину ЗВР.

Однако за пределами ЗВР в международном определении на 1 марта Нацбанк хранил на так называемых металлических счетах еще 233,3 млн USD. Даже если НБРБ не покупал золото на рынке в марте, за счет переброски этой суммы можно было легко откорректировать объем международно признанных ЗВР.

Помимо золота, вне ЗВР по методике МВФ регулятор держал около 0,5 млрд USD прочих активов. Данные активы представляли собой депозиты в банках с рейтингом ниже инвестиционной категории и также могли быть переброшены в состав ЗВР в основном определении.

В общем, как ни поверни, у властей в марте были все возможности по удержанию ситуации с ЗВР под полным контролем. 

Теоретически они могли бы добавить к сумме валютных резервов до 100 млн USD.

2017-04-06