Курсы валют Нацбанка РБ
24 июл25 июл
1 USD 2,5136 2,5136 0,0000
1 EUR 2,9597 2,9597 0,0000
100 RUB 3,4096 3,4096 0,0000
10 PLN 6,4693 6,4693 0,0000

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
24 июл25 июл
USD 73,7663 73,7663 +0,0000
EUR 86,8451 86,8451 +0,0000
BYN 29,3702 29,3702 +0,0000
PLN 18,9982 18,9982 +0,0000

все курсы валют

Какие резервы есть у белорусов на борьбу с девальвацией?

В августе 2020 года Нацбанк потратил на валютные интервенции около 1 млрд USD. Посмотрим, какими деньгами располагают власти на начало лета 2021-го.

С недавних пор курсообразование в Беларуси имеет преимущественно рыночный характер. Нацбанк проводит валютные интервенции на бирже лишь тогда, когда они считают, что поддержка рубля оправдана некими целями.

Например, огромные ресурсы были потрачены в марте и августе 2020 года — суммарно до 2 млрд USD. Власти спасали рубль от пикирования вниз, а госсектор — от сопоставимого роста корпоративных долгов.

Для аналитиков давно не секрет, что задолженность казенных предприятий достигла таких пределов, что разовая девальвация на десятки процентов способна вызвать негативные и даже необратимые события. Поэтому чиновники стараются, чтобы обесценение белорусского рубля было как можно более плавным.

Не падать вообще белорусский рубль не может. Экономика находится в слабом состоянии, в стране высокая инфляция. Одно то, что у нас рост цен выше, чем в большинстве стран-партнеров, приводит к потере ценовой конкурентоспособности экспорта из РБ. Власти вынуждены отвечать на эти угрозы и не заниматься укреплением «зайчика».

При прочих равных условиях укрепление белорусского рубля возможно и нейтрально для экономики, когда темпы инфляции в Беларуси ниже, чем в странах-партнерах. Правда, такого в новейшей белорусской истории практически никогда не было. Соответственно, ползучая девальвация полезна, чтобы снимать часть перекосов от высокой инфляции.

Официальные резервы на валовой основе к 1 июня составили 7,763 млрд USD. Однако далеко не все 100% из ЗВР высоколиквидны (то есть быстро обратимы в валюту) и пригодны для интервенций. В частности, золото в составе резервов достигло 3,059 млрд USD.

Распродажа золотого запаса — это последнее, чем занимаются центральные банки. Если в ход идет золото, то дела с валютой в стране крайне плохи. Живой пример — многолетняя спираль девальвации и инфляции в Венесуэле.

Также нужно исключить из списка для валютных интервенций такую компоненту резервов, как специальные права заимствования МВФ. На отчетную дату Беларусь имела 537,6 млн USD таких прав. СПЗ по большому счету отражают квоту в МВФ и размер кредитных ресурсов фонда, на которые может претендовать страна.

Тогда в распоряжении властей остается порядка 4,166 млрд USD валютных активов, которые теоретически можно направить на валютные интервенции.

Велика ли эта сумма? Сравните: во второй половине 2021 года объем погашений внешнего госдолга составляет 1,1 млрд USD в эквиваленте, в 1 квартале 2022-го — 0,8 млрд USD, во 2–3 кварталах 2022-го — 1,3 млрд USD.

Если в 2021—2022 гг. власти не будут привлекать новые валютные кредиты и займы на рефинансирование, то к 4 кварталу 2022-го от валютной части резервов останется около 0,9 млрд USD.

Стоит отметить, что наши оценки не учитывают уплату гарантий государства, так как это является обусловленным событием. Чем жестче будут санкции Евросоюза и США, тем более вероятна реализация негативного сценария. В этом случае и без рефинансирования валютные резервы могут полностью обнулиться в 2022 году.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте, Facebook и Telegram. Присоединяйтесь!

2021-06-24


Новости по теме: