Стоит ли Беларусь на пороге новой девальвации?

Результаты внешней торговли нашей страны по сравнению с базовым годом упали на 1,2 млрд USD. Объясняем, откуда возникла такая огромная сумма и что будет дальше.

Конечный результат любой торговли с внешним миром — это положительное либо отрицательное сальдо. Если экспорт превышает импорт, то сальдо положительное, если наоборот — отрицательное.

Теоретически возможен вариант с нулевым сальдо. Однако на уровне экономики целой страны такое не встречается и сальдо всегда имеет какой-то знак.

При прочих равных положительное сальдо означает, что в страну поступает больше денег, чем уходит за рубеж. Дополнительные деньги позволяют сокращать госдолг и увеличивать ЗВР, потоки из-за границы приводят к укреплению национальной валюты относительно валют других стран.

Соответственно, у отрицательного сальдо обратный эффект. Чистый отток валюты вынуждает власти и компании брать в долг у иностранцев, стимулирует девальвацию и уменьшение валютных резервов.

Если экономика находится в равновесном состоянии, размер торгового сальдо стремится к некой обычной для этой страны естественной величине. Для такой экономики, как белорусская, характерны небольшие дефициты внешней торговли.

Другое дело, что до конца 2014 года правительство имело особую линию поведения. Власти пытались стимулировать рост экономики за счет госинвестиций и много импортировали в рамках так называемой комплексной модернизации.

Особенно показательным был 2010 год, когда размер отрицательного сальдо достиг 7,5 млрд USD. В конечном счете такое поведение властей привело к обвалу 2011 года и девальвации 2014—2015 гг.

С 2015 года Минфин и Нацбанк начали проводить более жесткую политику, чем до кризиса. В итоге сальдо внешней торговли пришло к балансу.

За 2015 год потоки товаров и услуг свелись с сальдо +132,4 млн USD, за 2016 год — минус 8,8 млн USD, за 2017 год — 100,1 млн USD, за 2018 год — 931,8 млн USD. По сравнению с ВВП такие размеры сальдо были небольшими и свидетельствовали об отсутствии перекосов во внешней торговле.

Сальдо торговли за 2019 год ухудшилось к 2018-му почти на 1,2 млрд USD, составив минус 243,4 млн USD. Главные вклады в падение внесли апрель и декабрь.

В апреле сальдо провалилось до минус 388,8 млн USD, в декабре — до минус 643,5 млн USD. Такие результаты являются нетипичными для последних лет.

Объяснение провалам находится, если вспомнить, что происходило в эти месяцы. В апреле миной под экономику оказалось поступление «грязной» нефти из России. Экспорт и транзит по трубопроводу «Дружба» на долгое время были заблокированы.

В декабре Мозырский НПЗ и Нафтан активно создавали запасы на случай перебоев с поставками нефти. Эти запасы пригодились, так как дефицит нефти действительно возник.

Также в конце 2019 года в Беларусь ввезли много технологического оборудования. Скорее всего, эти поставки были разовыми, а не систематическими.

В 2020 году курс белорусского рубля сильно зависит от загруженности Нафтана и Мозырского НПЗ и успехов Беларуськалия и БКК на рынке удобрений. В январе и феврале на этих рынках сложилась не самая благоприятная конъюнктура.

Нацбанк принимает все меньше участия в валютных интервенциях на биржевом рынке. Поэтому курс белорусского рубля падает на фоне дефицита поступлений от главных экспортеров.

Ускорить девальвацию рубля к корзине валют может дальнейшая эскалация нефтяного конфликта с Россией. Смягчить и даже обернуть девальвацию вспять способен возврат к поставкам нефти, нефтепродуктов и калийных удобрений на условиях 2019 года.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте, Facebook и Telegram. Присоединяйтесь!

2020-02-12