Курсы валют Нацбанка РБ
22 сен23 сен
1 USD 2,0412 2,0412 0,0000
1 EUR 2,2585 2,2585 0,0000
100 RUB 3,1980 3,1980 0,0000
10 PLN 5,1911 5,1911 0,0000

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
22 сен23 сен
USD 63,8487 63,8487 +0,0000
EUR 70,5975 70,5975 +0,0000
BYN 31,2953 31,2953 +0,0000
PLN 16,2448 16,2448 +0,0000

все курсы валют

Способно ли население Беларуси обвалить сейчас свой Br-рубль?

Если белорусы вдруг решат конвертировать все свои Br-рублевые финансовые активы — а это Br-рубли наличные, Br-рубли на депозитах физических лиц всех видов и сроков — в доллары, то получится спрос на $5,237 млрд — чуть больше, чем на половину всех имеющихся в банковской системе ликвидных иностранных финансовых активов.

А из финансовой истории Беларуси преддевальвационные моменты характеризовались всегда намного худшим соотношением потенциального (теоретически возможного) спроса на иностранную валюту со стороны населения и имеющихся в стране инвалютных финансовых активов, в основном — в моменты малого объема таких активов. Часто этот теоретически возможный спрос превышал весь объем инвалютных активов банковской системы.

Это говорит о том, что сейчас иностранной валюты в стране достаточно для того, чтобы сдержать максимальное девальвационное давление на Br-рубль со стороны физлиц, а Br-рублей в распоряжении физлиц недостаточно для того, чтобы девальвация случилась даже из-за теоретически возможного наибольшего их спроса на валюту.

В Беларуси, как в стране периодических девальваций, возникающих в моменты острого дефицита иностранной валюты при огромном спросе на нее, большое значение имеет объем Br-рублей в распоряжении физических лиц (наличных и на Br-депозитах): население чутко реагирует на ухудшение ситуации и способно в короткие сроки предоставить большой объем национальной валюты к конвертации в иностранную.

На конец июля суммарный объем Br-рублевой денежной массы, принадлежащей населению — Br-наличности вне банковского оборота (небольшая часть которых это остатки в кассах торговых и прочих организаций, а основная — на руках населения), остатков на переводных и срочных Br-рублевых депозитах физических лиц — Br10,657 млрд.

Последние 3 года идет быстрый номинальный прирост Br-рублевой денежной массы населения Беларуси. В мае 2019-го впервые был превышен Br10 млрд-й рубеж.

Динамика номинального объема Br-рублевой денежной массы населения Беларуси

Долларовый эквивалент Br-рублевой массы в распоряжении населения — потенциальная сила девальвационного давления, на валютные резервы. Естественно, все Br-рубли полностью никогда не представятся к обмену, всегда останется минимум наличных Br-рублей и Br-рублей на карточках (для обеспечения текущего потребления), часть срочных Br-рублевых депозитов — безотзывные вклады, но динамика $-эквивалента всех Br-рублевой денежной массы физических лиц — это динамика суммы девальвационного потенциала.

На конец июля 2019-го эта сумма эквивалентна $5,237 млрд. И это наибольшее посткризисное значение. И скоро оно превысит докризисное: перед кризисом (перед девальвацией Br-рубля на рубеже 2014–15 гг.) $-эквивалент Br-рублевой денежной массы населения был чуть более $5,5 млрд. Рекордный же $-эквивалент был аж в 2008-м: исторический максимум — $6,229 млрд — в тогдашнем октябре.

На конец июля 2019-го объем имеющихся в банковской системе Беларуси (с Национальным банком) ликвидных иностранных активов, а это — запасы золота и наличной иностранной валюты, депозиты в иностранной валюте за рубежом, инвалютные ценные бумаги нерезидентов, СДР МВФ и прочие активы в иностранной валюте, составил $10,244 млрд. Это — объем т.н. «требований к нерезидентам», только без учета объема выданных им кредитов в иностранной валюте. Основная часть этих $10,244 млрд — ЗВР Нацбанка, остальное — $-активы банков 2-го уровня.

Сегодняшний объем ликвидных иностранных финансовых активов в банковской системе Беларуси — наибольший с 2012-го года, значительно больше предкризисного объема конца 2014-го. Хотя и создан он, главным образом, с помощью заимствования — внешнего и внутреннего.

Итак, в распоряжении населения Беларуси находится Br-рублевых финансовых активов на Br10,657 млрд, что по курсу Br/$ эквивалентно $5,237 млрд. А иностранных финансовых ликвидных инвалютных активов в банковской системе Беларуси — на $10,244 млрд. Таким образом, отношение первых ко вторым — 51,1%: даже теоретически максимальный девальвационный потенциал со стороны населения вдвое меньше ликвидных валютных запасов.

Перед девальвациями последнего кризиса и девальвацией 2011-го Br-рублевая денежная масса населения была меньше валютных запасов только лишь на 12–15%. А накануне девальвации начала 2009-го — даже больше их, то есть валютных запасов в стране тогда не хватало даже для покрытия Br-рублевой денежной массы только лишь физических лиц. И население могло в одиночку обвалить национальную валюту спросом на иностранную.

Хотя в 2003–08 гг., а особенно в 2006-м, в распоряжении населения был объем Br-рублей, $-эквивалент которого намного превышал объем ликвидных валютных запасов банковской системы: в конце декабря 2006-го Br-рублей у населения было на $3,811 млрд экв., а ликвидных $-активов в банковской системе — на $1,993 млрд (ЗВР было вообще лишь $1,383 млрд). То есть был огромный девальвационный потенциал.

Но ситуация оставалась стабильной. Причина — очень высокая тогда доходность Br-рублевых депозитов, быстрый рост цен на недвижимость как альтернатива вложения в иностранную валюту и, что тоже важно, поведенческие особенности населения, описываемые массовой психологией (напр., отсутствие девальвационных ожиданий).

Сейчас, после череды девальваций, что прошли не так давно, и еще на памяти, девальвационные ожидания у населения еще довольно высокие, но стабильный валютный курс (а тем более — укрепление Br-рубля) и хорошая, благодаря этому, долларовая доходность Br-рублевых депозитов удерживают от стремлений конвертировать Br-рубли в иностранную валюту.

А большие валютные запасы, вдвое превышающие $-эквивалент всей Br-рублевой денежной массы у физических лиц, есть гарантия того, что в этом секторе финансового рынка нет условий для возникновения девальвационных угроз: у населения просто нет сейчас столько Br-денег.

Угроза сейчас в другом секторе — в долговом: по-прежнему главная проблема — это обслуживание обязательств в иностранной валюте, как внешних, так и внутренних, это — главная сейчас «головная боль» властей. Без решения задачи рефинансирования инвалютной задолженности сегодняшний большой объем валютных запасов иссякнет быстро. И вот тогда на первый план выйдет проблема девальвационного давления со стороны населения.

2019-08-20