USD нал EUR нал
3,1990 / 3,2050 3,4750 / 3,4800
Курсы валют Нацбанка РБ
25 мая26 мая
1 USD 3,2050 3,2050 0,0000
1 EUR 3,4758 3,4758 0,0000
100 RUB 3,5495 3,5495 0,0000
10 CNY 4,4118 4,4118 0,0000
10 PLN 8,1460 8,1460 0,0000

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
25 мая26 мая
USD 89,7026 89,7026 +0,0000
EUR 97,0954 97,0954 +0,0000
BYN 28,0470 28,0470 +0,0000
CNY 12,3300 12,3300 +0,0000
PLN 22,7810 22,7810 +0,0000

все курсы валют

Способно ли население Беларуси обвалить сейчас свой Br-рубль?

Если белорусы вдруг решат конвертировать все свои Br-рублевые финансовые активы — а это Br-рубли наличные, Br-рубли на депозитах физических лиц всех видов и сроков — в доллары, то получится спрос на $5,237 млрд — чуть больше, чем на половину всех имеющихся в банковской системе ликвидных иностранных финансовых активов.

А из финансовой истории Беларуси преддевальвационные моменты характеризовались всегда намного худшим соотношением потенциального (теоретически возможного) спроса на иностранную валюту со стороны населения и имеющихся в стране инвалютных финансовых активов, в основном — в моменты малого объема таких активов. Часто этот теоретически возможный спрос превышал весь объем инвалютных активов банковской системы.

Это говорит о том, что сейчас иностранной валюты в стране достаточно для того, чтобы сдержать максимальное девальвационное давление на Br-рубль со стороны физлиц, а Br-рублей в распоряжении физлиц недостаточно для того, чтобы девальвация случилась даже из-за теоретически возможного наибольшего их спроса на валюту.

В Беларуси, как в стране периодических девальваций, возникающих в моменты острого дефицита иностранной валюты при огромном спросе на нее, большое значение имеет объем Br-рублей в распоряжении физических лиц (наличных и на Br-депозитах): население чутко реагирует на ухудшение ситуации и способно в короткие сроки предоставить большой объем национальной валюты к конвертации в иностранную.

На конец июля суммарный объем Br-рублевой денежной массы, принадлежащей населению — Br-наличности вне банковского оборота (небольшая часть которых это остатки в кассах торговых и прочих организаций, а основная — на руках населения), остатков на переводных и срочных Br-рублевых депозитах физических лиц — Br10,657 млрд.

Последние 3 года идет быстрый номинальный прирост Br-рублевой денежной массы населения Беларуси. В мае 2019-го впервые был превышен Br10 млрд-й рубеж.

Динамика номинального объема Br-рублевой денежной массы населения Беларуси

Долларовый эквивалент Br-рублевой массы в распоряжении населения — потенциальная сила девальвационного давления, на валютные резервы. Естественно, все Br-рубли полностью никогда не представятся к обмену, всегда останется минимум наличных Br-рублей и Br-рублей на карточках (для обеспечения текущего потребления), часть срочных Br-рублевых депозитов — безотзывные вклады, но динамика $-эквивалента всех Br-рублевой денежной массы физических лиц — это динамика суммы девальвационного потенциала.

На конец июля 2019-го эта сумма эквивалентна $5,237 млрд. И это наибольшее посткризисное значение. И скоро оно превысит докризисное: перед кризисом (перед девальвацией Br-рубля на рубеже 2014–15 гг.) $-эквивалент Br-рублевой денежной массы населения был чуть более $5,5 млрд. Рекордный же $-эквивалент был аж в 2008-м: исторический максимум — $6,229 млрд — в тогдашнем октябре.

На конец июля 2019-го объем имеющихся в банковской системе Беларуси (с Национальным банком) ликвидных иностранных активов, а это — запасы золота и наличной иностранной валюты, депозиты в иностранной валюте за рубежом, инвалютные ценные бумаги нерезидентов, СДР МВФ и прочие активы в иностранной валюте, составил $10,244 млрд. Это — объем т.н. «требований к нерезидентам», только без учета объема выданных им кредитов в иностранной валюте. Основная часть этих $10,244 млрд — ЗВР Нацбанка, остальное — $-активы банков 2-го уровня.

Сегодняшний объем ликвидных иностранных финансовых активов в банковской системе Беларуси — наибольший с 2012-го года, значительно больше предкризисного объема конца 2014-го. Хотя и создан он, главным образом, с помощью заимствования — внешнего и внутреннего.

Итак, в распоряжении населения Беларуси находится Br-рублевых финансовых активов на Br10,657 млрд, что по курсу Br/$ эквивалентно $5,237 млрд. А иностранных финансовых ликвидных инвалютных активов в банковской системе Беларуси — на $10,244 млрд. Таким образом, отношение первых ко вторым — 51,1%: даже теоретически максимальный девальвационный потенциал со стороны населения вдвое меньше ликвидных валютных запасов.

Перед девальвациями последнего кризиса и девальвацией 2011-го Br-рублевая денежная масса населения была меньше валютных запасов только лишь на 12–15%. А накануне девальвации начала 2009-го — даже больше их, то есть валютных запасов в стране тогда не хватало даже для покрытия Br-рублевой денежной массы только лишь физических лиц. И население могло в одиночку обвалить национальную валюту спросом на иностранную.

Хотя в 2003–08 гг., а особенно в 2006-м, в распоряжении населения был объем Br-рублей, $-эквивалент которого намного превышал объем ликвидных валютных запасов банковской системы: в конце декабря 2006-го Br-рублей у населения было на $3,811 млрд экв., а ликвидных $-активов в банковской системе — на $1,993 млрд (ЗВР было вообще лишь $1,383 млрд). То есть был огромный девальвационный потенциал.

Но ситуация оставалась стабильной. Причина — очень высокая тогда доходность Br-рублевых депозитов, быстрый рост цен на недвижимость как альтернатива вложения в иностранную валюту и, что тоже важно, поведенческие особенности населения, описываемые массовой психологией (напр., отсутствие девальвационных ожиданий).

Сейчас, после череды девальваций, что прошли не так давно, и еще на памяти, девальвационные ожидания у населения еще довольно высокие, но стабильный валютный курс (а тем более — укрепление Br-рубля) и хорошая, благодаря этому, долларовая доходность Br-рублевых депозитов удерживают от стремлений конвертировать Br-рубли в иностранную валюту.

А большие валютные запасы, вдвое превышающие $-эквивалент всей Br-рублевой денежной массы у физических лиц, есть гарантия того, что в этом секторе финансового рынка нет условий для возникновения девальвационных угроз: у населения просто нет сейчас столько Br-денег.

Угроза сейчас в другом секторе — в долговом: по-прежнему главная проблема — это обслуживание обязательств в иностранной валюте, как внешних, так и внутренних, это — главная сейчас «головная боль» властей. Без решения задачи рефинансирования инвалютной задолженности сегодняшний большой объем валютных запасов иссякнет быстро. И вот тогда на первый план выйдет проблема девальвационного давления со стороны населения.

2019-08-20


Новости по теме: