Курсы валют Нацбанка РБ
20 мар21 мар
1 USD 2,1064 2,1057 −0,0007
1 EUR 2,3903 2,3894 −0,0009
100 RUB 3,2768 3,2756 −0,0012
10 PLN 5,5702 5,5759 +0,0057

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
20 мар21 мар
USD 64,3167 64,2803 −0,0364
EUR 72,9995 72,9389 −0,0606
BYN 30,5557 30,5413 −0,0144
PLN 17,0335 17,0162 −0,0173

все курсы валют

Туркмены вышли с иском к белорусам в Стокгольмский арбитраж

Об этом сообщили туркменские средства массовой информации. Попробуем разобраться в истоках и сущности белорусско-туркменского спора.

По данным туркменских источников, иск против белорусской компании выдвинул госконцерн «Туркменхимия». Согласно туркменским СМИ, в Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма (Стокгольмский арбитраж) были поданы документы относительно «неисполнения ОАО „Белгорхимпром“ контрактных обязательств по строительству Гарлыкского калийного горнорудного комплекса».

О возможности подачи иска стало известно в ноябре 2018 года. Разобраться в запутанной ситуации со строительством и сдачей Гарлыкского калийного комбината тогда потребовал лично президент Туркменистана.

В декабре 2018-го туркменский лидер Гурбангулы Бердымухамедов вернулся к калийной теме. Глава среднеазиатской республики «за неразрешённость финансовых вопросов Гарлыкского горнорудного комплекса» уволил вице-премьера Дурдымырадова.

В чем заключаются претензии к белорусам в туркменской трактовке?

По мнению туркменов, дела на строительстве Гарлыкского калийного комбината не заладились изначально. Якобы белорусский подрядчик провалил сдачу комбината в эксплуатацию в январе 2015 года. В ответ на это Туркменистан «продлил» срок завершения строительства до 31 марта 2017 года.

Однако, по утверждениям туркменов, белорусская сторона не справилась и в новый срок. Туркменские источники сообщили, что правительство Беларуси «письменно обратилось в Туркменистан с просьбой принять завод 31 марта 2017 года», поскольку «остаточные обязательства» будут выполнены в рамках допсоглашения.

Весной 2017 года туркмены и белорусы подписали «акт приемки ввода Гарлыкского комплекса в эксплуатацию», после чего ОАО «Белгорхимпром» якобы сорвал график остаточных работ.

По информации туркменской стороны, заявленная белорусским подрядчиком мощность производства в первый год (350 тыс. тонн) «не достигнута даже на 5%», отчего азиаты «несут значительные убытки». Туркмены настаивают, что испробовали все доступные методы досудебного урегулирования спора с белорусами, но в итоге стороны не пришли к консенсусу.

Позиция туркменской стороны состоит в том, что проблемы Гарлыкского калийного комбината сложились «исключительно по вине белорусской стороны», а самому Туркменистану «был нанесен ущерб». Собственно, этот ущерб госконцерн «Туркменхимия» и желает возместить через Стокгольмский арбитраж.

Сообщения о подаче иска туркменами появились на прошлой неделе. Однако официальной реакции белорусской стороны пока нет.

По состоянию на декабрь 2018-го мажоритарным акционером ОАО «Белгорхимпром» с долей 50,45% был Беларуськалий. В свою очередь, ОАО «Беларуськалий» на 100% принадлежит государству. Поэтому, если выбросить промежуточные звенья, иск туркменского концерна по сути является требованием к государству, а в конечном счете — и к белорусским налогоплательщикам.

Другое дело, что у белорусов имеется немало собственных претензий к туркменам. За 3 дня до приемки Гарлыкского комбината председатель Совета Республики Михаил Мясникович сообщил, что через счета Белгорхимпрома за выполненные работы прошло 700 млн USD. Однако согласно отчетности Белгорхимпрома за 2017 год предприятие получило всего 4,4 млн BYN чистой прибыли, а в 2016 году понесло убытки в 95,8 млн BYN. Отчет за 2018 год еще не обнародован.

Также по финансовому отчету в 2016—2017 гг. у Белгорхимпрома был отрицательный денежный поток. Это значит, что на счета предприятия поступило меньше денег, чем ушло с них. К 1 января 2018 года остаток денег на счетах Белгорхимпрома составлял лишь 1 тыс. BYN.

В 2015 году белорусскому предприятию была оказана поддержка в виде кредита на 2 758 млрд BYR. Огромные деньги через белорусский Альфа-Банк направили власти.

По данным единого портала финансового рынка в 2016 году Беларуськалий выдавал займы Белгорхимпрому — 44,9 млн USD по договору займа № 1 от 24.06.2016 г. и 50 млн USD по договору займа № 2 от 22.09.2016 г. В конце 2018 года стороны перенесли сроки возврата займов и договорились о снижении ставок по ним.

Белгорхимпром был одним из загруженных долгами белорусских предприятий. В 2018 году Белгорхимпром должен был вернуть 107 млн BYN по краткосрочным кредитам и займам, 49,5 млн BYN — по долгосрочным обязательствам и 224,9 млн BYN — по краткосрочной кредиторке. Аудиторы отчета Белгорхимпрома за 2017 год отмечали, что у них имелись сомнения в способности предприятия продолжать свою деятельность непрерывно.

По состоянию на начало 2019 года просроченный долг туркменских компаний перед белорусскими составлял 91,7 млн BYN. С высокой вероятностью в просрочке висят как раз долги за строительство калийного комбината. Во всяком случае, о наличии многомиллионного долга туркменов летом 2018 года сообщило агентство Reuters со ссылкой на источники в правительстве Беларуси.

По информации «Белгазеты», на 1 января 2018 года размер денежных средств, поступивших от туркменского заказчика, достиг 716,8 млн USD (близко к оценке Мясниковича), в то время как на реализацию контракта белорусами было потрачено 906,3 млн USD. При этом долг по подписанным туркменами актам издание оценивает в 52 млн USD, а долг по актам, предъявленным к подписанию, — еще на 140 млн USD.

Из трактовки событий «Белгазетой» выходит, что именно туркмены являются проблемными должниками и выбивать с них деньги нужно Беларуси, а не наоборот. Впрочем, это не отменяет сложного финансового положения Белгорхимпрома. Предприятие согласно «Белгазете» пребывало на грани банкротства.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте и Facebook. Присоединяйтесь!

2019-03-11