Курсы валют Нацбанка РБ
24 янв25 янв
1 USD 1,9350 1,9310 −0,0040
1 EUR 2,0786 2,0746 −0,0040
100 RUB 3,2514 3,2605 +0,0091
10 PLN 4,7457 4,7430 −0,0027

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
24 янв25 янв
USD 59,5034 59,2168 −0,2866
EUR 63,9424 63,6225 −0,3199
BYN 30,7829 30,7061 −0,0768
PLN 14,6092 14,5653 −0,0439

все курсы валют

Белорусские власти пытаются накачать ВВП Беларуси кредитными деньгами?

За 9 месяцев реальный ВВП сократился на 2,9%, хотя по официальному прогнозу должен был вырасти в январе—сентябре на 0,2%. А в целом за 2016 год по старым оценкам Совмина рост ВВП планировался на уровне 0,3%.

Налицо очевидный перекос между радужными планами и жесткой реальностью. В том, что падение экономики Беларуси останется в пределах 3%, уверены аналитики Всемирного банка, ЕБРР и МВФ. Чуть более оптимистичны эксперты из ЕАБР и Standard & Poor’s: они считают, что белорусская экономика сожмется на 2,6% и 2,7% соответственно.

Миссия по восстановлению ВВП за оставшийся квартал выглядит невыполнимой. Впрочем, власти не бросают попыток снизить величину падения. Одним из примеров таких усилий можно назвать действия НБРБ в его отношениях с коммерческими банками.

Так, с 19 октября регулятор опустил с 13% до 11% годовых ставку по постоянно доступным операциям изъятия ликвидности (ПДИ). По этой ставке Нацбанк готов выкупать у банков излишки денег для размещения их на депозитах овернайт.

Надо сказать, что ставка была понижена НБРБ неспроста. В сентябре до 11,9% упала средняя ставка по рублевым обязательствам банков. При условии, что ставка ПДИ осталась прежней, банки получили бы возможность легкого заработка без особых телодвижений. Банкам достаточно удерживать уровень ставки по своим рублевым обязательствам и размещать свободные средства у Нацбанка под 13%, получая доход на разнице между ними.

Естественно, что кредитование реального сектора в таком случае теряло бы всякий смысл. Зачем подставляться под кредитные риски, предоставляя деньги заемщикам, если можно спокойно вложиться в сверхнадежные обязательства Нацбанка?

Отдельно ситуацию усугубляет профицит ликвидности, который сохраняется в банковской системе еще с апреля, т. е. более полугода. Требования к удержанию остатков средств на корсчетах в НБРБ все уменьшаются, а суммы, имеющиеся у банков сверх нормативов, пухнут день ото дня. К началу ноября «лишних» денег у банков набралось под 2,5 млрд BYN.

Нацбанк решает эту проблему через доступные ему инструменты. В их число входит эмиссия краткосрочных облигаций в национальной валюте. Начиная с аукциона 19 октября условия приобретения этих ценных бумаг сильно изменились. НБРБ стал фильтровать заявки банков на покупку облигаций крайне тщательно, одобряя только те, которые подавались с низкой предложенной ставкой.

В результате за короткий срок Нацбанку удалось уменьшить среднюю ставку по выпускам краткосрочных облигаций с 17–18% до 11–12%. Таким способом НБРБ максимально ограничил возможности банков по получению дохода «из воздуха».

Какой выбор остается в этом случае перед банками? Либо продолжать попытки отдать деньги регулятору, но под малый процент, либо возобновить кредитование реального сектора (ведь ставки кредитов там куда выше).

Похоже, именно в этом и состоит замысел властей: побудить банки к выдаче новых кредитов экономике, вытеснив их свободные средства из облигаций НБРБ. А как известно, кредитная накачка способна на короткий срок привести к всплеску экономической активности и росту ВВП. Да, через несколько месяцев эффект от нее будет полностью исчерпан. Но большего властям, видимо, и не нужно: достаточно одного квартала.

Возникает вопрос: не приведут ли подобные меры к ускорению инфляции? Вполне вероятно. Однако и здесь правительство с Нацбанком имеют оперативный зазор. В сентябре потребительские цены в годовом выражении выросли на 11,1%, что ниже ориентира на 2016 год — 12%.

Есть уверенность, что показатель по инфляции, заложенный в основные направления денежно-кредитной политики, в конце года будет выполнен. Этому не помешает даже небольшое ускорение роста цен, тем более, что оно как правило идет с лагом. В общем, осторожно повлиять на динамику ВВП можно — попытка не пытка.

2016-11-08