Курсы валют Нацбанка РБ
04 мар05 мар
1 USD 2,6073 2,6080 +0,0007
1 EUR 3,1529 3,1417 −0,0112
100 RUB 3,5453 3,5339 −0,0114
10 PLN 6,9527 6,8913 −0,0614

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
04 мар05 мар
USD 73,5187 73,7864 +0,2677
EUR 88,8768 88,9421 +0,0653
BYN 28,1918 28,2869 +0,0951
PLN 19,5898 19,5388 −0,0510

все курсы валют

Что осталось у Нацбанка, чтобы избежать большой девальвации

В 2020 году НБРБ просадил на валютные интервенции около 1,9 млрд USD. Есть ли такой резерв прочности в 2021-м?

Валютные интервенции остаются тем инструментом, с помощью которого власти сдерживают падение курса белорусского рубля. За прошлый год интервенции по нашим оценкам составили порядка 1,9 млрд USD.

Совсем не падать белорусский рубль не может. Экономика слаба, импортные потоки превышают экспортные, да и рост цен в Беларуси заметно выше, чем у соседей и основных торговых партнеров.

Для чиновников главная задача состоит в недопущении мощной девальвации, которая вредна госсектору из-за его долговой обремененности. В противном случае усилия по спасению того же БМЗ могут быстро пойти прахом.

По расчетам руководства Нацбанка в 2020 году власти потратили на погашение валютных долгов 3,9 млрд USD, а в 2021-м нужно погасить долги на 3,3 млрд USD. Помимо привлечения новых кредитов и займов источником для выполнения обязательств периодически выступают золотовалютные резервы (ЗВР).

На 1 февраля ЗВР Беларуси по методике МВФ составили 7,203 млрд USD и еще 367,7 млн USD находились в «загашнике» за пределами официальных резервов. Согласно прогнозу Нацбанка к концу 2021 года ЗВР могут упасть до 6 млрд USD.

Далеко не все 100% ЗВР можно использовать на валютные интервенции. Например, такой компонент, как специальные права заимствования у МВФ (536,2 млн USD) является низколиквидным.

С определенной поправкой то же стоит сказать про золото. Обычно, если развивающаяся страна продает золотой запас во время кризиса, это индикатор критической ситуации в экономике (яркий пример — Венесуэла). На 1 февраля в ЗВР Беларуси на золото приходилось 2,996 млрд USD.

По факту к ликвидным активам, за счет которых можно проводить интервенции, относятся «резервные активы в иностранной валюте» и «прочие активы» (в составе ЗВР), а также «другие активы» (за пределами ЗВР). К 1 февраля такой валюты у властей было на 2,746 млрд USD, 924,8 млн USD и 367,7 млн USD соответственно.

С обратной стороны выступают плановые затраты резервов на грядущие 12 месяцев. На 1 февраля эта сумма оценивалась чиновниками в 3,051 млрд USD.

Кроме плановых расходов есть еще обусловленные. Такие затраты могут иметь место, если происходит некое событие, которое указано в долговых документах властей. В частности, это могут быть обязательства по досрочному выкупу долга (ковенанты).

На 1 февраля условные обязательства на скользящий год составили 1,111 млрд USD. Конечно, вряд ли все из них придется исполнить, но в кризисной ситуации вероятность неблагоприятного исхода резко увеличивается.

Получается, что валютным активам на сумму 4,039 млрд USD противостоят плановые затраты валюты на 3,051 млрд USD и обусловленные на 1,111 млрд USD. Согласитесь, не самая приятная картинка: такая расстановка крайне жестко сужает коридор возможных валютных интервенций для поддержки «зайчика».

Если к концу 2021 года ЗВР действительно упадут до 6 млрд USD, в 2022-м власти станут перед дилеммой: влезать в новые долги и тем самым ухудшать профиль госдолга либо приходить к продаже части монетарного золота.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте, Facebook и Telegram. Присоединяйтесь!

2021-02-16


Новости по теме: