Курсы валют Нацбанка РБ
24 июл25 июл
1 USD 3,1467 3,1287 −0,0180
1 EUR 3,4177 3,3921 −0,0256
100 RUB 3,5840 3,5957 +0,0117
10 CNY 4,3282 4,3285 +0,0003
10 PLN 7,9870 7,9225 −0,0645

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
24 июл25 июл
USD 87,2990 86,5502 −0,7488
EUR 95,4598 94,3758 −1,0840
BYN 27,6709 27,6633 −0,0076
CNY 11,9062 11,8263 −0,0799
PLN 22,1824 21,9126 −0,2698

все курсы валют

Беларуси рисуют бюджетный провал на годы вперед

2020 год стал первым после череды лет, когда у властей расходы превысили доходы. Расчеты Минфина показывают, что дефицит сохранится на длительное время.

Дефицит бюджета — это ситуация, когда расходы государства не покрываются налогами и сборами, которые поступают в бюджет. Есть несколько выходов из такой ситуации. Эти выходы разной степени токсичности.

Первый способ в Беларуси применяли в девяностых и нулевых. Нацбанк просто допечатывал нужное количество денег по просьбе правительства.

Печатание денег опасно тем, что автоматически ведет к раскрутке девальвации и инфляции. Собственно, это в те времена и происходило: Беларусь лидировала по обесценению национальной валюты и росту цен даже в таком неблагополучном регионе, как СНГ.

Логика здесь проста: в экономике единовременно становится больше денег, но товарная масса так быстро не увеличивается. Следовательно, чтобы не возникло дефицита товаров и услуг, должно произойти повышение цен.

Конечно, люди и руководство предприятий вряд ли рассуждают в таких категориях. Они просто руководствуются прошлым печальным опытом: власти вбрасывают в экономику лишние деньги и это с неизбежностью ведет в девальвационно-инфляционный тупик. Более формальным языком такое поведение называется «незаякоренные инфляционные ожидания».

Эхо тех событий негативно сказывается на экономической ситуации в стране до сих пор. Четырех-пяти лет относительной ценовой стабильности мало, чтобы из памяти стерлись фобии, копившиеся на протяжении десятилетий.

Второй магистральный путь — брать в долг на покрытие «дырки» в бюджете. Пока Беларусь пользовалась преференциальными режимами торговли нефтью и газом с Россией, особых трудностей не возникало.

Газ был дешев относительно средних европейских значений, а беспошлинная нефть позволяла зашибать сотни миллионов и миллиарды на нефтепродуктах. Как следствие, белорусский бюджет в 2010-ых гг. был по большей части профицитен.

В 2020 году экономика пострадала сразу от нескольких вещей.

Во-первых, закончилась эра «перетаможки Семашко». Перетаможка — это такая схема, когда россияне компенсировали повышенные цены на газ правом на ежегодный реэкспорт 6 млн тонн нефти.

Во-вторых, весь 1 квартал чиновники не могли договориться об условиях поставки нефти крупными компаниями из РФ. В итоге НПЗ сидели на голодном пайке четверть года.

В-третьих, Россия продолжила налоговый маневр, который увеличивает стоимость нефти для НПЗ Беларуси, но речи о компенсации потерь нет. Разница между ценой нефти с пошлиной и без нее стремительно сужается, что автоматически сокращает размер маржи Нафтана и Мозырского НПЗ.

В-четвертых, грянул экономический кризис, который на несколько месяцев отправил нефтяников по всему миру в нокдаун. Белорусский бюджет был рассчитан из 60 USD за баррель нефти Urals, а по факту за 2020 год не наскребается и 42 USD.

В-пятых, после президентских выборов доступ к долговому рынку Запада оказался сильно затруднен, если вообще возможен. Старые белорусские евробонды уныло смотрят на высокие котировки зимы 2019—2020 гг. А тут еще и рейтинговые агентства добавили к рейтингу суверена обидную приписку о негативном прогнозе.

Белорусский госдолг, потраченный на «сладкую жизнь» в прошлом, в крайней степени валютизирован. Международные финансовые организации и редкие отчеты Минфина периодически сообщают, что доля валюты стабильно превышает 90%. Любая крупная девальвация белорусского рубля может обернуться катастрофой для властей, так как госдолг автоматически разбухает по сравнению с размером ВВП.

Профиль белорусского госдолга таков, что годовые выплаты постоянно превышают эквивалент 3 млрд USD. К слову, и будут превышать вплоть до 2025 года, а возможно и дальше, если Минфин нахватается новых кредитов. Это много для экономики, которая меньше 60 млрд USD.

По осенним расчетам Минфина дефицит консолидированного бюджета в 2020 году составит 3,4 млрд BYN против плановых 1,3 млрд BYN. В 2021 году дефицит разрастется до 4,3 млрд BYN, а в 2022-м составит 1,9 млрд BYN. Только в 2023 году бюджетная система с горем пополам может выйти на нулевое сальдо.

Правда, в последнее как-то слабо верится, учитывая санкции от Европы и США, отсутствие реформ и сокращение финансовой поддержки от России. Для заметного улучшения ситуации нужен радикальный рост цен на нефтепродукты и удобрения, которые экспортирует Беларусь. Тогда может быть все и сложится ближе к нулевому бюджетному балансу.

А пока Беларусь вступает в очередной год своей экономической истории. В свете глубочайших интеграционных планов хотелось бы, чтобы год не оказался последним.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Telegram, Instagram и Facebook. Присоединяйтесь!

2020-12-24


Новости по теме: