Курсы валют Нацбанка РБ
15 июл16 июл
1 USD 2,4194 2,4016 −0,0178
1 EUR 2,7431 2,7445 +0,0014
100 RUB 3,4012 3,3919 −0,0093
10 PLN 6,1241 6,1372 +0,0131

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
15 июл16 июл
USD 71,1275 70,7998 −0,3277
EUR 80,6230 80,8392 +0,2162
BYN 29,3830 29,4999 +0,1169
PLN 17,9606 18,1273 +0,1667

все курсы валют

Новая газовая война. Может ли Минск больно ударить по Москве?

В пятницу глава Газпрома Алексей Миллер заявил, что Беларусь задолжала за газ. По его информации сумма долга достигла 165,57 млн USD. В Минэнерго РБ ответили, что задолженности нет. Так кто же прав и какие козыри Минск припас в рукаве?

Заявление Газпрома по долгу за газ возникло как ответ на вопрос, когда начнутся переговоры по цене российского газа для Беларуси в 2021 году. Миллер сообщил, что россияне не готовы начинать переговоры до тех пор, пока белорусы не погасят долги.

Таким заявлением глава Газпрома как бы перечеркнул планы белорусских властей по скидке на газ в 2020 году. Если уж переговоры по 2021-му обставляются условиями, то про текущий год нечего и говорить.

Напомним, в декабре посол Беларуси в РФ Владимир Семашко зафиксировал цену на газ на уровне 2019 года лишь на 2 месяца — январь и февраль. Только 7 февраля из России выбили подписание контракта до конца 2020 года. Согласно этим условиям Газпром продаст своей «дочке» в Беларуси около 20 млрд куб м по цене 127 USD за тысячу кубов без НДС.

127 USD за тысячу кубов — это далеко не окончательная цена газа для белорусских потребителей. В ней нет надбавки ОАО «Газпром трансгаз Беларусь», с учетом которой газ перепродается в систему Белтопгаза. Размер надбавки на 2020 год составляет порядка 20 USD на тысяче кубов.

Кроме того, 127 USD за тысячу кубов — это цена без поправки на теплотворную способность газа и до налогообложения. Белтопгаз и облгазы сами закладывают маржу, чтобы окупить свои расходы по доставке газа до конечных потребителей. Поэтому те предприятия, которые не пользуются льготами, реально платят за газ до 200 USD и выше.

Отсюда понятно желание белорусских властей продавить Россию на снижение цен. Ведь при действующих ценах часть нашей продукции просто становится невыгодно покупать как внутри страны, так и на внешних рынках. Самый яркий пример — сахарные заводы. Даже при льготных ценах на газ (≈150 USD без НДС) сахарники нуждаются в защите рынка от российской продукции.

Интересно, что за 2 дня до газпромовских заявлений о долгах Беларуси прошел телефонный разговор премьер-министров РБ и РФ. В российской интерпретации разговора есть следующая фраза: «при обсуждении тематики энергетического сотрудничества Михаил Мишустин подчеркнул важность чёткого выполнения двусторонних договорённостей, определяющих параметры взаимодействия в нефтегазовой сфере».

Видимо, до публичного сообщения Газпрома премьер Мишустин проинформировал Румаса о газовых претензиях россиян. Поскольку Газпром направил официальное письмо Минэнерго РБ только в пятницу, белорусам могли дать некий срок для ответа и оперативного урегулирования.

В пятницу белорусское Минэнерго ответило, что страна «не имеет задолженности за импортируемый природный газ». При этом наши чиновники добавили, что «между субъектами хозяйствования имеются разногласия по определению стоимости поставляемого природного газа с учетом его калорийности» и «урегулирование возникших вопросов находится в компетенции хозяйствующих субъектов».

Калорийность газа — это его теплотворная способность, чем она больше, тем лучше для потребителя и выше цена. В 1 квартале Беларусь импортировала газ по 130,05 USD за тысячу кубов, что указывает на теплоту сгорания выше контрактной.

Видно, что калорийность российского лишь немного выше стандартной. Вместе с тем, импорт газа за 3 месяца составил 672,8 млн USD. Сумма в 165,57 млн USD может насобираться к концу мая, если платить не по фактической калорийности, а по стандартной.

Некоторые следы возникновения просроченных долгов заметны в статистике, начиная с марта 2020-го. С этого периода отмечается рост проблемных обязательств, аналогичный тому, который был в 2016—2017 гг. — во время прошлой газовой войны. Та газовая война завершилась для Беларуси признанием газового долга и его выплатой в апреле 2017-го.

Однако в 2017—2019 гг. РБ все же выбила некоторую поблажку — перетаможку 6 млн тонн нефти, которая компенсировала подорожание газа для страны. С 1 января такой компенсации нет.

Есть ли у Минска механизм повлиять на решения Газпрома в свою пользу?

Скорее всего, да. Белорусы могут продавить свои аргументы через стройку Газпром Центра в Минске. По указу № 153 в 2013 году россияне обязались реализовать инвестпроект не позднее 2018 года.

Однако по факту вышло иначе. В 2016 году на фоне газового конфликта стройка стихла. Поэтому в 2018-м вышел указ № 62, по которому реализацию инвестпроекта продлили до конца 2020 года.

Сейчас понятно, что Газпром Центр не появится в готовом виде и в 2020-м. Кроме того, «дочка» Газпрома в Беларуси имела разбирательство в Стокгольмском арбитраже.

В аудиторском заключении по отчету «дочки» за 2019 год содержится информация о проигрыше. Аудиторы указали, что Газпром трансгаз Беларусь проиграл спор в Стокгольмском арбитраже по иску АО Энергопроект Опрема Белград.

Стокгольмский арбитраж присудил в пользу сербов 30 млн USD и проценты по ставке 1% годовых. Однако в июле 2019-го «дочка» Газпрома подала заявление об отмене этого решения и не отразила в отчетности потенциальные убытки. Сейчас дело снова находится на рассмотрении в Швеции. Сербы из Энергопроекта были одним из подрядчиков на строительстве Газпром Центра, но в 2017-м газпромовцы расторгли контракт.

Инвестиционный договор по Газпром Центру наверняка предусматривает санкции за срыв. Поэтому во второй половине года это может увеличить договороспособность Газпрома по цене на газ для Беларуси и урегулированию ситуации с непризанными долгами за голубое топливо.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте, Facebook и Telegram. Присоединяйтесь!

2020-06-01


Новости по теме: