Курсы валют Нацбанка РБ
01 июн02 июн
1 USD 2,4100 2,4008 −0,0092
1 EUR 2,6772 2,6736 −0,0036
100 RUB 3,4096 3,4492 +0,0396
10 PLN 6,0347 6,0368 +0,0021

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
01 июн02 июн
USD 70,7520 69,7114 −1,0406
EUR 78,5489 77,6376 −0,9113
BYN 29,3516 29,0198 −0,3318
PLN 17,6364 17,5405 −0,0959

все курсы валют

В S&P подтвердили «мусорный» рейтинг Беларуси. Но есть одна проблема...

Аналитики агентства S&P не опустили кредитный рейтинг нашей страны, хотя имели для этого много оснований. Рассказываем, какие проблемы несет белорусам оптимистичный взгляд на вещи у лондонских экономистов.

S&P подтвердило кратко- и долгосрочные рейтинги Беларуси в иностранной и национальной валюте на уровне «В». Прогноз по рейтингам оставлен стабильным.

Справочно: в системе рейтингов от S&P к инвестиционной категории относятся только рейтинги ААА, АА+, АА, АА-, А+, А, А-, ВВВ+, ВВВ и ВВВ-. Все, что ниже, входит в так называемую спекулятивную («мусорную») группу. Актуальный рейтинг Беларуси на 5 ступеней ниже минимального уровня, относимого к инвестиционным.

Впрочем, в ближайшее время даже низкий рейтинг «В» может измениться в худшую сторону. Есть целая масса причин для ухудшения оценки кредитоспособности от S&P.

Примечательна сама аргументация аналитиков S&P в апрельском пресс-релизе. Если в октябре 2019 года индикативный рейтинг Беларуси составлял «В+», то теперь его сместили на ступень ниже — до «В».

В апреле аналитики S&P убрали негативную переоценку на ступень вниз с учетом с дополнительных факторов и гибкости. Поэтому финальный рейтинг пока остается на уровне «В».

Важная деталь: Беларусь ухудшила оценки части рейтинговых факторов в таблице S&P. Агентство оценивает каждый фактор по шкале от «1» до «6», где единица является самым высоким значением, а шестерка — самым низким.

Так вот, 4 основных рейтинговых фактора остались с оценкой «5». Это эффективность институциональной системы и механизмов управления, структура экономики и перспективы экономического роста, внешняя ликвидность и международная инвестиционная позиция, а также гибкость денежно-кредитной политики.

Зато по шкале упали два оставшихся фактора — 1) финансовая гибкость и бюджетные показатели и 2) долговая нагрузка. Полгода назад первый фактор оценивался на тройку, а второй — на двойку. Теперь оба фактора набирают не выше четверки.

Подход S&P понятен: почти весь госдолг Беларуси (даже внутренний) номинирован в иностранной валюте. Прошедшая в 2020 году девальвация рубля сильно ухудшила соотношение госдолга и ВВП, а также размер долга в пересчете на «зайчики».

Еще одна важная вещь: аналитики S&P отмечают, что базовый прогноз для Беларуси подвержен высокой неопределенности и зависит от прямого воздействия пандемии COVID-19 на нашу экономику.

Эксперты рейтингового агентства пишут, что ждут экономический спад у основных партнеров Беларуси. По оценке S&P, в 2020 году ВВП неминуемо сократится и в нашей стране — на 2%.

С учетом происходящего с коронавирусом в России, Украине и ЕС прогноз агентства уже можно считать избыточно оптимистическим. По нашему мнению, сейчас ближе к реальности оценки экономистов BEROC.

Специалисты BEROC указывают, что «спад ВВП на 2% по итогам 2020 года является наилучшим сценарием, который удастся реализовать при эффективных антикризисных мерах». По мнению экономистов, в 2020-м негативные шоки порождают идеальный шторм для экономики Беларуси. Без своевременной реакции этот шторм может привести к падению ВВП на 10% и более.

Антикризисная и «антивирусная» активность властей в последние недели говорят в пользу сценария со значительным спадом. На некоторые объявленные меры нельзя смотреть без горькой усмешки. Например, в марте правительство выделило на борьбу с коронавирусом аж 2 351 413 BYN, что по курсу меньше миллиона долларов.

2 апреля премьер Румас объявил о готовом пакете мер по поддержке экономики. Документы находятся на рассмотрении у президента. По словам Румаса, прямые меры бюджетно-налоговой поддержки составят около 110 млн BYN.

Для сравнения: польский пакет антикризисного законодательства в экстренном порядке прошел сейм, сенат и президента и вступил в силу с 1 апреля. На поддержку бизнеса, работников и медиков уйдет 212 млрд PLN, или 50 млрд USD в эквиваленте.

Как на позитив S&P ссылается на растущий IT-сектор и падение директивного кредитования через банки. При этом аналитики говорят о доле айтишников в ВВП на уровне 6,2% ВВП и о том, что директивное кредитование скоро будет прекращено.

Данные в распоряжении banki24.by показывают, что реальное значение IT в нашей экономике в разы ниже. 6,2% ВВП — это доля всей секции «информация и связь», внутри которой айтишники занимают лишь некоторую часть.

Кроме того, директивное кредитование должно было обнулиться к 2020 году, однако по факту лимит выдачи директивных кредитов вырос в 2019 году и уже начал расти в 2020-м. Буквально на днях его подняли вверх на 200 млн BYN. Такими темпами обнуление нерыночных кредитов не произойдет и в 2021 году.

Аналитики S&P отмечают, что масштаб прямого воздействия COVID-19 на экономику Беларуси еще не ясен. Карантин, аналогичный тому, который был введен в Китае и в европейских странах, в Беларуси отсутствует.

В S&P указывают, что давление на рейтинг Беларуси в сторону понижения может возникнуть, если экономический спад окажется глубже, чем прогноз с сокращением ВВП на 2%. По нашей оценке, на начало апреля риски спада свыше 2% чрезвычайно высоки. Действия властей пока что готовят белорусам экономическую ловушку.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте, Facebook и Telegram. Присоединяйтесь!

2020-04-04


Новости по теме: