Курсы валют Нацбанка РБ
24 июн25 июн
1 USD 1,9284 1,9284 0,0000
1 EUR 2,1544 2,1544 0,0000
100 RUB 3,2309 3,2309 0,0000
10 PLN 5,0890 5,0890 0,0000

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
24 июн25 июн
USD 59,6564 59,6564 +0,0000
EUR 66,6780 66,6780 +0,0000
BYN 30,9742 30,9742 +0,0000
PLN 15,7704 15,7704 +0,0000

все курсы валют

Нацбанк наносит удар по финансовому рынку? Что делать в ближайшие дни?

Портал banki24.by изучил следствия из решения НБРБ о снижении процентных ставок с 14 июня. Чтобы узнать, как поступать с кредитами и депозитами, достаточно прочитать этот текст.

31 мая Нацбанк обнародовал пятое в этом году решение о снижении процентных ставок. Согласно нему ставка рефинансирования (СР) через 2 недели будет снижена с 14% до 13% годовых, ставки по операциям поддержки ликвидности банков — с 17% до 15%, а также ставки по операциям изъятия ликвидности — с 9% до 8%.

Напомним, до 18 января СР была равна 18%, ставки по операциям поддержки ликвидности — 23%, по операциям изъятия — 11%. Как видно, наибольшее падение в процентных пунктах испытали ставки по операциям поддержки ликвидности. И это отнюдь не случайно.

Формально ставки по операциям поддержки ликвидности нужны Нацбанку, чтобы определять плату за ресурсы для тех банков, которые испытывают ее дефицит. Но банковская система уже 13 месяцев находится в состоянии хронического профицита ликвидности.

Поэтому резкое снижение ставок по операциям поддержания ликвидности нужно не для влияния на ликвидность банков. Дело в том, что с июня 2015 года уровень ставок по новым рублевым вкладам и кредитам фактически привязан к размеру ставки по кредиту овернайт, который является одним из инструментов поддержки.

Теоретически банки могут устанавливать ставки по депозитам и кредитам в большем размере, чем это рекомендует НБРБ, но тогда они будут дело иметь с штрафными санкциями за такие действия. Поэтому банкам проще следовать за регулятором.

В связи с этим с 14 июня предельные ставки по новым BYN-вкладам и BYN-кредитам, при превышении которых на банки будут налагаться штрафы, станут следующими: по вкладам физлиц — 13,5% годовых, по вкладам юрлиц — 12%, по кредитам физлиц — 21%, по кредитам юрлиц — 15%.

Отсюда логично вытекает, что если у вас есть желание положить свои рубли на вклад, лучше сделать это как можно скорее, пока банки не порезали ставки вслед за НБРБ. Для кредитов верно противоположное: надо подождать, пока банки откорректируют свои ставки по новым кредитам.

И наконец, самый главный вопрос.

Насколько обоснованным было решение о пятом ставкопаде?

По большому счету, корректно ответить на него может лишь сам Нацбанк.

31 мая в НБРБ сослались на замедление инфляции и на то, что годовая инфляция в последующие месяцы останется чуть выше 6%. Также в качестве традиционных аргументов выступил профицитный для Нацбанка внутренний валютный рынок и улучшение сальдо платежного баланса.

В НБРБ не забыли указать и на динамику денежной массы в экономике. Нацбанк оценил темпы роста денежного предложения как умеренные. По его мнению, в мае прирост средней широкой денежной массы (ШДМ) составит около 5% в годовом выражении.

Интересно, что за апрель средняя ШДМ выросла на 1,9%. Исходя из сложившейся структуры и динамики валютной и рублевой компоненты ШДМ, скорее всего это произошло за счет роста рублевой денежной массы. К примеру, в апреле рублевая часть выросла на 29,2% к прошлому году. С большой вероятностью так же произойдет и в мае.

Дополнительную уверенность в тезисе о росте рублевой денежной массы придают слова самого регулятора. По заверениям НБРБ, тенденция увеличения доли рублевой составляющей в ШДМ только усилилась.

Плохо ли это либо хорошо?

Ведь на первый взгляд Нацбанк можно обвинить в неоправданной эмиссии рублей. Наверняка можно ответить только по детальным данным о ШДМ. Они станут известны только в середине июня.

Еще один аспект, который обращает на себя внимание: каков был разрыв процентной ставки на момент принятия решения Нацбанка? Согласно самому НБРБ, разрыв процентной ставки в 1-ом квартале 2017 года был нулевым. Это значит, что выдача новых займов по сниженным ставкам скорее навредит экономике, чем разгонит ее за счет кредитной экспансии.

Если разрыв на конец мая так и остался нулевым, в теории июньский ставкопад может иметь негативные последствия. Если же он был положительным, тогда НБРБ почти на 100% все сделал верно. Ну и, как нетрудно догадаться, при отрицательном разрыве принято не понижать, а повышать процентные ставки.

2017-06-01