USD нал EUR нал
3,1990 / 3,2050 3,4720 / 3,4800
Курсы валют Нацбанка РБ
25 мая26 мая
1 USD 3,2050 3,2050 0,0000
1 EUR 3,4758 3,4758 0,0000
100 RUB 3,5495 3,5495 0,0000
10 CNY 4,4118 4,4118 0,0000
10 PLN 8,1460 8,1460 0,0000

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
25 мая26 мая
USD 89,7026 89,7026 +0,0000
EUR 97,0954 97,0954 +0,0000
BYN 28,0470 28,0470 +0,0000
CNY 12,3300 12,3300 +0,0000
PLN 22,7810 22,7810 +0,0000

все курсы валют

Ждем 75 рублей за доллар: экономический кризис создает российское правительство

Россия скатилась в глубокий кризис благодаря ошибкам правительства, которое словно бы нарочно программирует страну на стагнацию. Так считает научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг.

Он ответил на вопросы «МК» о том, удастся ли кабинету министров исправить ошибки, нужно ли менять правительство и каким будет курс рубля после Нового года. И пообщался с читателями в ходе онлайн-конференции, отчет о которой можно прочитать на сайте «МК».

— Правительством было сделано много ошибок, которые запрограммировали нас на длительную фазу стагнации, а не развития. У меня ощущение, что наше руководство боится предпринимать решительные, нестандартные действия, направленные на выход из кризиса. И наш бюджет — бюджет не развития, а выжидания, когда же опять поднимутся цены на нефть. А пока роста нет — мы впадаем в анабиоз: ничего не предпринимаем, много не тратим, но и не зарабатываем — терпеливо ждем, прозябаем…

— А если скачка углеводородных цен не будет никогда?

— Вот в том и дело, что рассчитывать на него не приходится. Преобладание предложения над спросом на нефть будет носить длительный характер. Тем более что мы ожидаем скорого выхода на этот рынок Ирана.

Значит, в теории нужно смириться с тем, что «углеводородный рай» закончен, и начать развиваться в других направлениях. Для этого нужны инвестиции. Но чтобы они пришли — нужно снижать налоговое бремя для частных инвесторов, сделать суды независимыми, чтобы деньги никто не мог отнять, избавиться от санкций…

Чтобы частные инвесторы к нам пришли — их нужно еще и пустить. А у нас выстроен капитализм для друзей — посторонних к лакомым кускам не пускают. Когда был бурный экономический рост — коррупция никому не мешала. А потом оказалось, что «свои люди» вкладывать деньги в российские проекты больше не могут, а чужих уж нет.

Если нет внешних инвесторов, то разморозить экономику могли бы государственные инвестиции. Однако у правительства возникает резонный вопрос: а не разворуют ли их? В данном случае я привел бы слова нашего министра экономического развития Улюкаева: «Риски от государственных инвестиций сейчас намного меньше, чем риски от отсутствия всяких инвестиций». Идут многие споры вокруг Сочи: сколько там было нецелевых расходов, почему сметная стоимость оказалась вдвое выше заявленной? Все это так. Но новый город построен, результат от инвестиций есть.

Но Улюкаев со своей позицией, похоже, остается в меньшинстве. Желания рисковать у правительства все меньше. Я понимаю Медведева, который медлит с госинвестициями, трезво оценивая риски, желая сохранить казну, резервы, копить, а не тратить. Но понимает ли он, что ущерб от ничегонеделания — еще выше?

— Может быть, этому консервативному правительству пора в отставку, его надо сменить?

— Это хороший вопрос, но кто будет его менять? Наша политическая система не предполагает конкурентных сил, поэтому остается уповать только на волю президента. А он тысячу раз подумает, прежде чем вносить изменения в свою команду, к которой он привык.

— А способна действующая команда по воле президента изменить курс?

— Принципиально — нет, и это — замкнутый круг. Но отдельные моменты корректируются, и иногда — очень правильно. Есть один очевидный успех в импортозамещении — замена иностранного тренера футбольной сборной России на своего. Других очевидных удач не назову.

Понимаете, экономическая политика может меняться только при сменяемости власти. Возьмем две такие большие и такие разные страны, как США и Китай. Общественное устройство и формы правления принципиально расходятся, но есть один общий принцип: каким бы ты ни был эффективным и мудрым — можешь работать два срока, и не больше. Процедуры сменяемости разные, смысл один: хочешь развиваться — обновляйся.

— Можете ли вы как ученый-экономист рассчитать, каким будет курс рубля, предположим, 10 января 2016 года?

— Знаете, чем отличаются научные прогнозы от гадания на кофейной гуще? Тем, что гадание на кофейной гуще иногда сбывается. Если серьезно, то мы имеем общую нестабильность в мире, но именно Россия как никто болезненно зависит от мировой конъюнктуры. Потому что она ведет себя пассивно: приспосабливается к ситуации, а не влияет на нее. Я имею в виду экономику, с геополитикой-то все в порядке.

Делать прогнозы очень любят и наш Центробанк, и Министерство экономического развития. А потом они любят пересматривать свои прогнозы. Я считаю, что это — дело бессмысленное. Лучше влиять на ситуацию, чем прогнозировать ее. Лучший способ точного прогнозирования будущего — это его создание. Но у наших финансовых и монетарных властей это не получается.

Но можете записать: 10 января 2016 года в 15.00 $1 будет стоить 74 руб. 65 коп. Это я говорю со всей научной определенностью. Но при этом хочу вспомнить анекдот. К Сталину подходит адъютант и говорит: «К вам на прием человек просится. Говорит, что умеет предсказывать будущее». Вождь отвечает: «Расстрелять, — и добавляет: — Если бы он знал будущее, то не пришел бы ко мне. Не люблю шарлатанов».

Общаясь с читателями «МК», Гринберг рассказал о конфликте с советником президента Глазьевым, который разгорелся в ходе выборов нового директора Института экономики РАН: «Это очень грустная история. Глазьев предъявил политическое обвинение нашему кандидату Михаилу Головину, приписав ему публикацию десятилетней давности по украинской проблематике. По сути это — политический навет. Президиум РАН пошел на поводу этого обвинения, и в результате талантливый молодой доктор наук, высокий профессионал, пользующийся безупречной этической репутацией, был в сущности незаконно снят с предвыборного процесса. В последнее время идет очень сильное вмешательство со стороны Глазьева в дела нашего института, и он прибегает к запрещенным приемам и в мой адрес, и в адрес других членов дирекции. Но я все-таки надеюсь, что справедливость победит, и сотрудники Института экономики поймут, что именно в этот момент необходимо сплотиться для того, чтобы сохранить институт с его выдающимися традициями и не стать жертвой политических спекуляций».

Источник: http://www.mk.ru

2015-11-13


Новости по теме: