Курсы валют Нацбанка РБ
06 дек07 дек
1 USD 1,9706 1,9696 −0,0010
1 EUR 2,0897 2,1197 +0,0300
100 RUB 3,0843 3,0833 −0,0010
10 PLN 4,6746 4,7101 +0,0355

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
06 дек07 дек
USD 63,9242 63,8741 −0,0501
EUR 67,7660 68,6902 +0,9242
BYN 32,4736 32,4481 −0,0255
PLN 15,1882 15,2772 +0,0890

все курсы валют

Откуда придет следующий кризис

В статье под таким заголовком агентство Bloomberg называет главные вероятные источники будущих потрясений в мировой экономике. 

Это беспрецедентный уровень задолженности, накопленной в мире, теневая банковская система и Китай. Но сначала Питер Кой, автор публикации, приглашает тех, кто верит в магию цифр и дат, совершить краткий исторический экскурс.

Самый большой дневной обвал на Уолл-стрит случился в 1987 году.

Глобальные обвалы на рынках происходят с завидной регулярностью и поразительной периодичностью

Так называемый азиатский кризис, послуживший, между прочим, предвестником российского дефолта, пришелся на 1997 год. А зарождение последнего мирового финансового кризиса относится к 2007 году. Следующий, 2017 год, тоже заканчивается на семерку. Напоминая об этом, автор вовсе не призывает сделать в календаре пометку «будет кризис». Он лишь замечает, что глобальные обвалы на рынках происходят с завидной регулярностью и поразительной периодичностью.

Говоря о первой из возможных причин следующего краха, Bloomberg ссылается на ежегодный доклад международного валютного фонда, который посвящен мировой финансовой стабильности (Global Financial Stability Report). В нем не звучит явная тревога, но выражается определенная обеспокоенность. В числе среднесрочных рисков, которые могут привести к кризисным явлениям, в докладе называется стремительный рост долга буквально во всех финансовых структурах.

Совокупные государственные и частные долги достигли 225 % мирового ВВП и в настоящий момент находятся на небывало высокой отметке, говорится в докладе МВФ. Долг служит топливом для экономического роста, но вместе с тем он делает положение заемщиков шатким. Должники остаются должниками, даже если они теряют возможность погашать задолженность. В случае их дефолта под удар попадают уже кредиторы, которые сами могут оказаться в состоянии дефолта по принятым ранее обязательствам. Bloomberg сравнивает это с эффектом домино.

Даже в США инвесторы перестали рассматривать положение больших банков более безопасным, чем оно было перед последним кризисом

Положение большинства мировых банков, говорится далее в статье, сейчас значительно прочнее, чем это было накануне последнего кризиса. Однако существуют важные исключения. Акции крупнейшего в Германии Deutsche Bank подешевели на 62% по сравнению с пиковыми значениями 2015 года. Пока главный исполнительный директор Джон Крайан сопротивляется очевидному решению. Имеется в виду привлечение денег путем выпуска дополнительных акций, которое размыло бы собственность нынешних инвесторов. Правительство Германии, выступавшее против государственного участия в спасении банковской системы в государствах Южной Европы, не намерено менять политику ради собственного банка. В Италии, между тем, доля плохих долгов на балансах кредитных учреждений достигла четверти ВВП.

Кажется, даже в США, продолжает Bloomberg, инвесторы перестали рассматривать положение больших банков более безопасным, чем оно было перед последним кризисом. Об этом говорится в исследовании, которое опубликовали недавно бывший министр финансов Ларри Саммерс и Наташа Сарин из Гарвардского университета. Биржевая цена американских банков находится на неприятно низком уровне. По выражению авторов исследования, это означает «эрозию стоимости их франшизы». И в условиях кризиса могут возникнуть трудности с погашением долгов путем ликвидации активов.

Сверхнизкие процентные ставки снижают способность банков противостоять кризисным явлениям. Они ограничивают рентабельность, которая необходима для наращивания подушки безопасности. Все дело в слишком маленькой разнице между краткосрочными ставками, по которым банки заимствуют деньги, и долгосрочными ставками, по которым они выдают кредиты.

Какие бы стрессовые ситуации не испытывали традиционные банки, от них исходит меньше угроз, чем от теневой банковской системы

Уже в будущем году начнут сказываться две новые нормы регулирования, принятие которых намечено лишь на 2018 год, поскольку банки будут вынуждены заблаговременно приспосабливаться к ним. Одна из них исходит от Базельского комитета по банковскому надзору. Данная норма предусматривает строгие ограничения на кредитное плечо, которое банки могут использовать для того, чтобы зарабатывать деньги на рынке. Другое нововведение обязывает финансовые компании более быстро признавать ожидаемые убытки по выданным кредитам. И хотя обе нормы призваны усилить устойчивость банков, они также могут негативно сказаться на их рентабельности.

Однако, какие бы стрессовые ситуации не испытывали традиционные банки, от них исходит меньше угроз, чем от теневой банковской системы. Bloomberg приводит мнение Винсента Рейнхарта, главного экономиста одного из подразделений Bank of New York Mellon. По утверждению эксперта, у закона Дода-Франка, принятого после кризиса в целях реформировании банковской системы, есть один существенный изъян. Он повышает операционные расходы банков. В результате это вытолкнуло часть средств в менее зарегулированный теневой сектор. К нему аналитик относит хедж-фонды, фонды взаимных инвестиций и фирмы с Уолл-стрит, которые специализируются на операциях с ценными бумагами.

Наибольшему риску подвергаются соседи КНР в Юго-Восточной Азии, и особенно — Сингапур

Наиболее страшным источником финансовых рисков в статье назван Китай. Темпы роста его экономики подогревались стремительным разрастанием заимствований, к которым прибегали и население, и бизнес. Автор ссылается при этом на Тома Орлика, главного экономиста по Азии в Bloomberg Intelligence. Китайское правительство сигнализировало, что желает добиться уменьшения уровня закредитованности. «Но пока не ясно, совпадут ли дела со словами», — цитирует Орлика Bloomberg.

Китайские банки представляют собой «главный риск и потенциальный детонатор», — соглашается Сэмюэль Мэлоун, директор подразделения специализированного моделирования в Moody’s Analytics. Он подверг анализу размеры, степень неустойчивости и взаимозависимости мировых банков. В результате Мэлоун пришел к выводу, что наибольшему риску подвергаются соседи КНР в Юго-Восточной Азии, и особенно — Сингапур. Теневой банковский сектор в Китае огромен и с трудом поддается пониманию. Потери, которые он может испытать, способны мгновенно сказаться на традиционных банках, приводит оценку аналитика автор публикации на сайте Bloomberg.

Источник: bankir.ru

2016-11-02