Курсы валют Нацбанка РБ
06 дек07 дек
1 USD 1,9706 1,9696 −0,0010
1 EUR 2,0897 2,1197 +0,0300
100 RUB 3,0843 3,0833 −0,0010
10 PLN 4,6746 4,7101 +0,0355

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
06 дек07 дек
USD 63,9242 63,8741 −0,0501
EUR 67,7660 68,6902 +0,9242
BYN 32,4736 32,4481 −0,0255
PLN 15,1882 15,2772 +0,0890

все курсы валют

Финансовый кризис: откуда ждать беды

Приглядывайте за проблемными финансовыми институтами, теневыми банками и Китаем. Следующий год заканчивается на семерку. Для тех, кто верит в приметы или в статистику, это надежный признак грядущего кризиса.

Крупнейший дневной обвал за всю историю Уолл-стрит случился в 1987 году. Азиатский кризис грянул в 1997 году. А худший мировой коллапс со времен Великой депрессии стартовал в 2007 году, после краха ипотечных кредиторов Northern Rock в Великобритании и New Century Financial в США. Конечно, нельзя просто взять, и отметить начало нового кризиса у себя в календаре. Суть в том, что неприятности — и порой большие неприятности — случаются с завидной регулярностью. Кроме того, некоторые предпосылки для нового кризиса у нас уже есть.

Международный валютный фонд (МВФ), опубликовавший в октябре свой ежегодный отчет о мировой финансовой стабильности, все понял правильно. Он не бьет тревогу, но все же несколько обеспокоен. Краткосрочные риски угасли благодаря восстановлению цен на сырьевые активы и вероятности расширения стимулов в ряде развитых экономик. Однако в среднесрочной перспективе ситуация выглядит тревожно. В частности, в МВФ отмечают политическую напряженность, которая мешает эффективно решать экономические проблемы; опасное положение некоторых финансовых институтов на развитых рынках; и высокую долговую зависимость корпоративного сектора развивающихся рынков.

Вялотекущие проблемы имеют свойство накапливаться в течение некоторого времени, но в итоге все заканчивается кризисом. Но долг, бесспорно являющийся неотъемлемой частью любого финансового коллапса, быстро растет. По данным МВФ, сейчас общий размер государственного и частного долга без учета компаний финансового сектора достиг исторических максимумов на уровне 22% от мирового ВВП. Долг разгоняет экономику, но при этом делает заемщиков более уязвимыми. Они продолжают брать кредиты, даже если больше не способны их выплачивать. В случае дефолта, страдают кредиторы, некоторые также не выполняют свои обязательства, таким образом, костяшки домино начинают сыпаться одна за другой.

Сейчас банки в основном гораздо более стабильны, чем на заре предыдущего финансового кризиса, но есть и важные исключения. Акции Deutsche Bank, крупнейшего немецкого кредитора, упали на 62% относительно максимумов 2015 года, а исполнительный директор банка Джон Крайан пока отказывается от очевидного решения, которое могло бы стабилизировать положение компании — от выпуска новых акций. Правительство Германии было категорически против спасения банков в Южной Европе, и не намерено идти на попятную ради своего банка. Между тем объем проблемных кредитов на балансе итальянских банков равен одной четвертой ВВП страны.

Даже в США инвесторы не считают банки надежнее, чем до кризиса, об этом свидетельствует отчет, опубликованный бывшим министром финансов Ларри Саммерсом. Он отмечает, что акции крупных американских банков стоят слишком дешево, а это значит, что доверие к ним подорвано. В период кризиса им будет сложно выплачивать свои долги за счет ликвидации активов.

Очень низкие процентные ставки также снижают их способность противостоять кризису; сокращают рентабельность, которая нужна банкам для формирования подушки безопасности. И дело не только в уровне ставок, важную роль также играет разница между краткосрочными ставками, под которые кредитуются банки, и долгосрочными, под которые они сами выдают займы.

В 2018 году вступают в силу два новых закона, однако мы ощутим на себе их последствия уже в 2017, поскольку банки начнут готовиться к ним. Один из них подготовлен Базельским комитетом по банковскому надзору, он жестко ограничивает размер кредитного плеча, допустимый для банков. Другой требует ускоренной процедуры признания ожидаемых убытков. Эти правила должны повысить безопасность банков, но при этом они попутно сокращают их прибыли. Вряд ли они станут стабильнее, если попытаются пролезть в игольное ушко и обойтись без привлечения дополнительного акционерного капитала.

И все же, по словам Винсента Рейнхарта, главного экономиста в подразделении BNY Mellon в Стэндише, все это не идет ни в какое сравнение с тем, что ожидает теневую банковскую систему. Закон Додда-Франка от 2010 года не смог реформировать Уолл-стрит, потому что рост операционных затрат в традиционном банковском секторе спровоцировал отток денег в менее регулируемые теневые банки. В теневую банковскую систему входят хеджевые фонды, паевые инвестиционные фонды, кредиторы и заемщики ценных бумаг.

Но самая страшная угроза исходит от Китая. Экономика росла слишком быстро за счет масштабного кредитования к корпоративном и частном сегменте. Правительство уже объявило о своем намерении сократить долю заемных средств в экономике страны, хотя пока не ясно, пойдет ли дело дальше обещаний.

«Китайские банки — это потенциальный детонатор», — утверждает Самуэль Мэлоун из Moody’s Analytics. Он проанализировал размер, уязвимость и взаимозависимость крупнейших банков в мире и пришел к выводу, что под ударом прежде всего соседи Китая из Юго-Восточной Азии, особенно Сингапур. Китайская теневая банковская система огромна и до конца не изучена, а ее убытки могут быстро перекинуться на традиционный банковский сектор.

Виллем Битер, старший экономист Citigroup, в интервью журналу высшей школы бизнеса Cheung Kong в Пекине заявил, что власти в стране способны остановить полномасштабный кризис, но они вряд ли начнут решать основную проблему долга до партийных выборов, запланированных на осень 2017 года. «Беда в том, что кризисные процессы не будут ждать так долго».

Подготовлено Forexpf.ru по материалам агентства Bloomberg

2016-10-24