Курсы валют Нацбанка РБ
04 дек05 дек
1 USD 1,9703 1,9703 0,0000
1 EUR 2,1019 2,1019 0,0000
100 RUB 3,0717 3,0717 0,0000
10 PLN 4,6724 4,6724 0,0000

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
04 дек05 дек
USD 64,1528 64,1528 +0,0000
EUR 68,4703 68,4703 +0,0000
BYN 32,6145 32,6145 +0,0000
PLN 15,2310 15,2310 +0,0000

все курсы валют

Ждёт ли Беларусь долговой кризис?

Беларусь столкнулась с кризисом, который будет постепенно проявлять слабые места отечественной экономики. Так, уже можно заметить первые признаки роста долговой нагрузки в стране, что является предвестником серьезной бури.

Для начала отметим, что после потери страной традиционных источников роста, они были заменены на долговые инструменты. Белорусские власти менее чем за 7 лет увеличили внешний долг органов госуправления в 3,6 раза: если на 1 января 2009 г. они должны были кредиторам $3,6 млрд., то уже на 1 января 2016 г. эта сумма увеличилась до весомых $12,9 млрд.

Поэтому сегодня нашей стране ежегодно приходится отдавать 4,7% произведенного продукта в качестве платы за взятые ранее кредиты, хотя ранее эта цифра была меньше 0,5%. От валютной выручки и вовсе приходится отдавать 7,9%, что также в разы выше показателей прошлых периодов.

Таким образом, те деньги, которые могли бы использоваться внутри страны для ее развития, теперь уходят за рубеж в качестве платы за ошибки прошлого.


БЕЗОПАСНОСТЬ ПОД КОНТРОЛЕМ?

Если обратиться к показателям экономической безопасности Беларуси, то Минфин отчитался, что на 1 января 2016 г. внешний госдолг не превысил планку в 25% ВВП, составив 22,7%. Внутренний госдолг и вовсе остается на уровне 9,8%, при пороге в 20% ВВП. С одной стороны, пока нет никаких нарушений утвержденных показателей. Однако стоит учитывать, что методика подсчета госдолга может недооценивать его реального значения.

Так, стоит напомнить, что при изучении самого яркого примера долгового кризиса последних лет — греческого — можно обнаружить спекуляцию данными на официальном уровне. После прихода к власти в Греции в октябре 2009 г. партии «Новая демократия» статистические данные о дефиците госбюджета и уровне госдолга были кардинально пересмотрены.

Дефицит за 2008 г. был увеличен с 5 до 7,7% ВВП, за 2009 г. — с 3,7 до 12,5% (а позднее и до 15,4%). Госдолг Греции превысил 273 млрд. евро, т. е. 115% ВВП (по итогам пересмотра статистики в конце 2010 г. Евростат и вовсе огласил цифру в 126,8% ВВП).

В принципе, на данный момент уже можно включить во внешний госдолг обязательства Нацбанка, внутренний госдолг, номинированный в валюте, и еще ряд позиций. В таком случае долговая нагрузка белорусского государства возрастет до уровня, который будет выше 37% ВВП. А это однозначно пробивает уровень показателя экономической безопасности.

С другой стороны, показатели экономической безопасности Беларуси установлены на достаточно низком уровне по сравнению со странами ЕС.

Напомним, что для стран еврозоны уровень госдолга не должен превышать 60% ВВП (хотя это ограничение уже не раз нарушалось различными странами). Но при таком сравнении стоит учитывать различия в уровне развития стран и уровне доверия к этим странам со стороны инвесторов, а также в возможностях по получению финансовой поддержки со стороны международных организаций и европейских институтов.


ИСТОЧНИКИ ДОЛГОВ

В апреле Минфин в очередной раз выпустил валютные облигации на сумму $50 млн. Это не первое размещение ценных бумаг министерством — общий объем таких обязательств составляет несколько сот миллионов долларов США. При этом спрос на них последнее время достаточно высокий. Вот только цель размещения облигаций вызывает много вопросов.

Наблюдаемая на сегодняшний день схема такова: Минфин выпускает облигации, продает их банку, который владеет долгом какого-нибудь предприятия, банк расплачивается как раз расписками предприятия, которое должно ему денег. В итоге долг предприятия принадлежит Минфину, а долг Минфина — банку. В итоге, с одной стороны, номинально балансы банков улучшаются, ведь применяемые в финансовом секторе стандарты оценивают риск невозврата денег государством наполовину ниже, чем аналогичный риск для какого-нибудь предприятия. С другой — долг никуда не исчезает, он просто перекладывается из одного кармана в другой.

Конечно, Минфин может простить предприятию те средства, которые оно и так не может вернуть, но это не решит вопроса наличия уже государственных обязательств перед банком, у которого эти долги были выкуплены. Ведь облигации — также долговой инструмент. Таким образом, долги порождают долги.

На ум приходит следующая метафора. Грязное белье можно спрятать в шкаф перед приходом гостей. Потом туда же отправить ненужные вещи, чтобы не валялись под ногами. Но делать это до бесконечности невозможно, дверь шкафа в определенный момент может открыться и комичная ситуация обеспечена.

Спрятать «грязные» активы возможно, но возвращать деньги все равно придется. Усугубляет ситуацию то, что «очищенные» госпредприятия, несмотря на помощь Минфина, продолжают генерировать огромные долги. Просроченная кредиторская задолженность предприятий за прошлый год увеличилась в 1,5 раза — до 6,7% от ВВП, при этом по кредитам и займам — в 2,3 раза, до 1,7% от ВВП. Как и с валютной выручкой от экспорта, в начале 2016 г. ситуация с кредиторской задолженностью продолжила быстро ухудшаться.

Данные опасения подтвердили МВФ и Всемирный банк, сделав 22 апреля заявление по завершении миссии в Беларуси в рамках программы оценки финансового сектора. Согласно официальному пресс-релизу, финансовая стабильность в стране тесно связана с урегулированием проблемных активов через реструктуризацию госпредприятий. Однако реструктуризация, или, попросту говоря, приватизация отечественных предприятий, обычно является последним шагом в ходе реформ после традиционных: макроэкономической стабилизации и либерализации. В ином случае — не избежать трансформации политического капитала в экономический, т. е. так называемую «прихватизацию», которая всем известна на примере России 1990-х гг.


ЕСТЬ ЛИ ДЕНЬГИ ДЛЯ ВОЗВРАТА?

Однако большие опасения вызывает необходимость генерации валютных средств для возврата долгов. Основной источник — экспорт и внешние трансферты — за последние годы истощился. Если в 2014 г. Беларусь заработала $43,1 млрд., то за прошлый год сумма поступлений не превысила $33 млрд. (минус 23,4%). Ситуация стала намного хуже в первые месяцы 2016 г. — продолжилось падение доходов от экспорта, несмотря на уже достаточно низкую базу сравнения прошлого года.

Поэтому переговоры правительства и Нацбанка с Международным валютным фондом и другими международными кредиторами о выделении очередной порции денег для страны имеют большое значение. Очередное кредитное соглашение с Евразийским фондом стабилизации и развития — успех переговорщиков. Однако полученная сумма в $500 млн. и последующие $1,5 млрд. не решают проблемы, а только оттягивают ее во времени. Поэтому поездка белорусской команды в Вашингтон на переговоры с МВФ носила стратегический характер. Тем не менее международная организация ответила холодно. 

«Руководство МВФ отметило прогресс в реализации правительством и Национальным банком Беларуси мер экономической политики. Стороны договорились продолжить взаимодействие по оценке экономической ситуации в Беларуси и доработать условия реализации новой программы МВФ для нашей страны», — говорится в сообщении белорусского МИДа. Это скорее политкорректное «нет», чем «да».

В сухом остатке — нарастающая проблема внешнего долга и недостаток средств на его возврат. Системные шаги и попытки отдельных представителей правительства и Нацбанка разорвать порочный круг достойны похвалы.

Но ничего не изменится — пока положительные изменения в белорусской экономической системе остаются заслугой всего десятка представителей госструктур, в то время как остальной чиновнический аппарат работает скорее на ее разрушение.

Источник: www.belgazeta.by

2016-05-06