Курсы валют Нацбанка РБ
07 дек08 дек
1 USD 1,9696 1,9789 +0,0093
1 EUR 2,1197 2,1220 +0,0023
100 RUB 3,0833 3,0954 +0,0121
10 PLN 4,7101 4,7826 +0,0725

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
07 дек08 дек
USD 63,8741 63,9114 +0,0373
EUR 68,6902 68,5002 −0,1900
BYN 32,4481 32,3030 −0,1451
PLN 15,2772 15,3500 +0,0728

все курсы валют

Игра вдолгую на нефтяном рынке

Многие аналитики и комментаторы в последний год озабочены поиском ответа на один вопрос, формулируемый разными способами: какова действительная цена американской сланцевой нефти, какова себестоимость ее добычи, какова финансовая устойчивость добывающих компаний в США, сильно ли они захеджированы, каковы пределы развития технологий и повышения эффективности добычи и т. п. Изучаются бухгалтерские отчеты, строятся модели, делаются прогнозы, чтобы понять, чего ждать от сланцевой добычи.

На наш взгляд, усилия отраслевых интеллектуалов направлены мимо цели: не это ключевые вопросы развития отрасли — есть темы и поважнее.


Сланцы и рынок

Да, американская сланцевая революция резко изменила энергетическую картину мира, это явление стало неожиданным для большинства игроков рынка как в основных нефтедобывающих странах, так и в самих США. Разбираться в истоках и перспективах американской сланцевой добычи — занятие увлекательное, но еще интереснее и важнее попытаться увидеть картину целиком — что на самом деле происходит в мировой нефтяной отрасли и каковы среднесрочные и долгосрочные перспективы ее развития.

Сланцевая революция — явление стихийное, это дело тысяч представителей различных отраслей частного бизнеса в США, они никем и никак не поощряются и не субсидируются. Вопреки расхожим домыслам, специальных федеральных льгот в США сланцевые компании не получают, все налоговые стимулы у них на уровне штатов в соответствии с местными законами, а не в индивидуальном порядке. Федеральные льготы как отечественным производителям — это то, что президент Обама при каждом бюджетном торге с конгрессом безуспешно пытается у нефтяных компаний отобрать — у всех нефтяных компаний. Сланцевая революция подчиняется исключительно рыночным законам.

Управление энергетической информации США (EIA) долгое время не замечало бума в добыче сланцевого газа, но в том, что касается добычи нефти плотных коллекторов, старается быть аккуратным. Эта тема находится под пристальным вниманием заинтересованных наблюдателей по всему миру, да и в самих США аккуратность анализа и реалистичность прогнозов EIA подвергаются постоянной критике.

Поэтому официальные правительственные аналитики постоянно совершенствуют свою работу. В частности, теперь EIA собирает данные по добыче не только от регуляторов нефтедобывающих штатов, но и напрямую от компаний, которые должны подавать в Вашингтон соответствующие формы отчетности. Соответственно, качество статистики добычи улучшается.

В 2014 г., после скандальной публикации в журнале Nature, критикующей официальные нефтяные прогнозы, в EIA пересмотрели свои модели и расширили источники данных для подготовки ежегодных прогнозов. Поэтому в настоящее время можно считать статистику и долгосрочные прогнозы EIA наиболее заслуживающими доверия.

Добыча сланцевой нефти в США в 2015 г. достигла пика (менее 5 млн барр./сутки) и начала снижение. Эту информацию внимательно отслеживают трейдеры, биржевые игроки, торговцы как «бумажной нефтью», так и реальными объемами. Для них важно уловить момент перелома, когда цена достигнет дна и начнется ралли. Для спекулянтов это главный драйвер краткосрочной волатильности рынка.

На горизонте недель и месяцев может и должен проявиться смысл американской сланцевой добычи как балансирующего источника нефтяного рынка. При повышении цены будут введены в эксплуатацию тысячи пробуренных, но не законченных гидроразрывом скважин. Эта практика, называемая «отложенный гидроразрыв» (fracklog), стала популярной у компаний, не сильно обремененных долгами и имеющих соответствующие финансовые возможности. Они пользуются резким снижением стоимости бурения на высококонкурентном американском рынке и уже сделали серьезный задел в виде таких «заготовок» на будущее — когда конъюнктура покажется достаточно привлекательной для инвесторов.

Выход на рынок этих скважин произведет взрывной эффект, мировой рынок вновь почувствует избыток предложения, и цена вновь опустится — если основные рыночные игроки воспримут эту ситуацию всерьез. Это и будет моментом балансирования рынка, и впервые в такой роли выступит не Саудовская Аравия, а США.

То, что сейчас какие-то компании не смогут выдержать неблагоприятной ценовой ситуации, никого не должно вводить в заблуждение: даже в случае массового банкротства сланцевых компаний их активы не прекратят существование, не уйдут с рынка, а просто сменят хозяев. Но массового банкротства не случится — в последнее время появились сигналы, что регуляторы (в частности, это известно про Техас) настоятельно не рекомендуют компаниям объявлять о банкротстве, предлагая вместо этого делиться с кредиторами активами.

Если же говорить о среднесрочной и тем более долгосрочной перспективе, то роль сланцевой добычи никто не склонен переоценивать. В соответствии с базовым сценарием последнего ежегодного долгосрочного прогноза EIA 2015 г. (Annual Energy Outlook, AEO2015), в 2020 г. добыча нефти в США составит 10,6 млн барр./сутки. В случае высоких нефтяных цен добыча составит 12,29 млн барр./сутки, при низких ценах — 9,96 млн барр./сутки. И только при идеальном, фантастическом сценарии, когда высокие нефтяные цены будут сочетаться с высокими нефтегазовыми ресурсами, добыча в 2020 г. составит 12,61 млн барр./сутки. При этом в прогноз на 2020 г. заложены такие цены Brent (в текущих долларах): низкая — $65/барр., базовая — $90/барр., высокая — $167/барр.

Долгосрочный прогноз показывает, что по трем реалистичным сценариям добыча после 2020 г. расти не будет. По сценарию высоких цен падение добычи начнется к 2030 г. и к 2040 г. добыча нефти в США вернется на сегодняшний уровень (при $263/барр. и $416/барр. соответственно). При низких ценах ($91/барр. и $120/барр.) спад начнется сразу после 2020 г., в базовом сценарии (при $142/барр. и $229/барр.) тоже, но будет не таким резким.

AEO2015 был выпущен весной 2015 г., а готовился задолго до дня выпуска. Возможно, в том ежегодном прогнозе, который EIA готовит в настоящее время, будет учтена сегодняшняя конъюнктура и общий упадочный настрой нефтяного рынка. Во всяком случае, едва ли стоит ждать, что следующий прогноз окажется заметно оптимистичнее текущего.

Этим прогнозам можно доверять в качестве «оценки сверху». Дело в том, что прогнозы EIA постоянно подвергаются критике как излишне оптимистичные. В частности, известный канадский геолог Дэвид Хьюз, к мнению которого прислушиваются профессионалы в США, регулярно публикует собственные оценки американских ресурсов сланцевых углеводородов. На основании информации об истории добычи, расположении участков для бурения и характере снижения добычи на скважинах Дэвид Хьюз пришел к выводу, что 98% прогнозируемой EIA добычи на семи основных плеях (сланцевых формациях) можно охарактеризовать как отражающую «высокую» или «очень высокую» степень оптимизма правительственных аналитиков.

Таким образом, следует признать: сланцевая революция в США — явление яркое, но ограниченное по времени и по масштабам.

США как экспортер нефти пока сила скорее гипотетическая. Отмена 40-летнего запрета на экспорт нефти в декабре 2015 г. привела к сближению уровней WTI и Brent, при этом американский сорт имеет тенденцию выходить вперед (28 января 2016 г. баррель WTI стоил $33,21, а Brent — $33,01). Поэтому экспорт американской нефти на первом этапе будет происходить в пробном режиме, с целью отработки новых технологических и логистических схем, но не из-за острой коммерческой необходимости.

В долгосрочной перспективе на нефтяной рынок будут сильнее влиять не рост американского предложения, а другие факторы, такие как ускорение мирового потребления нефти, темпы выбытия действующих и ввода новых крупных добывающих мощностей. Отсюда и вывод об истинных мотивах нынешнего поведения Саудовской Аравии, чьи нефтяные руководители, вопреки распространенному мнению, склонны к рациональному поведению.


Аравийские мотивы

В декабре 2014 г. министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими в интервью Middle East Economic Survey ясно обозначил свои позиции: на рынке должны остаться только высокоэффективные производители; если сокращать добычу, то выросшими ценами воспользуются Россия, Бразилия и США; от низких цен на нефть в первую очередь пострадают проекты на арктическом шельфе, на глубоководном шельфе Бразилии и в Западной Африке; у Саудовской Аравии хватит средств пережить период низких цен, сколько бы он ни продлился.

Министр напомнил, что в 1997 г. Венесуэла не стала придерживаться своей квоты как члена ОПЕК и нарастила добычу с 2 млн до 3,7 млн барр./сутки, в результате превышение предложения нефти на мировом рынке в сочетании с азиатской рецессией привели к обвалу цен. Очевидно, что Венесуэла теперь пожинает плоды давнего нарушения договоренностей. И так же ясно, что противоречивые стремления членов ОПЕК не позволяют теперь говорить о согласованных действиях.

Зато можно уверенно говорить, что Саудовская Аравия не намерена более в одиночку нести бремя стабилизации нефтяного рынка и, по сути, субсидировать неэффективных членов ОПЕК. Более того, сегодняшняя ситуация саудитам на руку и сланцевая добыча в США помогает им добиться своих целей — избавиться от потенциальных конкурентов и сохранить рыночную долю на среднесрочном и долгосрочном горизонте.

Не случайно общим местом на рынке стало суждение о том, что период высоких цен на нефть прошел навсегда, что нефтяной век на исходе, он пройдет, как в свое время прошел каменный век — не из-за дефицита сырья. Такие настроения должны убедить инвесторов, что крупные инвестиции в долгосрочные капиталоемкие проекты не окупятся никогда, что риски запредельно высоки и останутся такими в обозримой перспективе. А это значит, что инвестиционные решения по уже намеченным проектам приниматься не будут, а образовавшаяся инвестиционная пауза приведет к тому, что через 10–15 лет Саудовская Аравия начнет занимать долю рынка, освобождающуюся после исчерпания американской сланцевой добычи, истощения североморских и западносибирских месторождений.

Какой бы ни оказалась к тому моменту цена на нефть, арабские страны рассчитывают остаться главными ее получателями — как самые эффективные производители. Отсюда следует, что все нынешние маневры ОПЕК, руководители которой озабочены поиском совместного решения всех мировых производителей по согласованному снижению добычи, а) бессмысленны и б) противоречат интересам главного члена организации — Саудовской Аравии.

Но ОПЕК как нормальная бюрократическая организация должна имитировать деятельность, поэтому маневры продолжатся. Тем более что аль-Наими в том же интервью заявил, что цель ОПЕК — не установление низких цен, а достижение стабильности на рынке. Главное не результат, а предпринимаемые усилия, не договоренности, а сами переговоры. А цены сложатся сами собой.

Николай Иванов — заведующий сектором «Энергетические рынки» Института энергетики и финансов

Источник: http://www.vedomosti.ru

2016-03-09