Курсы валют Нацбанка РБ
04 дек05 дек
1 USD 1,9703 1,9703 0,0000
1 EUR 2,1019 2,1019 0,0000
100 RUB 3,0717 3,0717 0,0000
10 PLN 4,6724 4,6724 0,0000

все курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ
04 дек05 дек
USD 64,1528 64,1528 +0,0000
EUR 68,4703 68,4703 +0,0000
BYN 32,6145 32,6145 +0,0000
PLN 15,2310 15,2310 +0,0000

все курсы валют

Юань стал резервной валютой

Исполнительный совет МВФ принял решение включить юань в список мировых резервных валют. Впервые за последние 15 лет состав валют в корзине претерпит изменения. Впрочем, аналитики неоднозначно оценивают возможные последствия этого шага.

Некоторые прогнозируют увеличение иностранных инвестиций в китайские активы, другие призывают китайские власти к серьезным реформам финансовой системы, без которых новый статус юаня вызовет у инвесторов «лишь зевок».

Китайский юань войдет в список резервных валют Международного валютного фонда. Такое решение было принято на заседании Исполнительного совета МВФ 30 ноября. Китайская нацвалюта станет пятым членом корзины резервных валют после американского доллара, евро, британского фунта стерлинга и японской иены. Юань получит долю в размере 11% от корзины, объявили в МВФ. Это больше, чем занимают британский фунт и японская иена. Самая большая доля — у американского доллара.

Последний раз список включенных в корзину валют менялся в 1999 году: тогда из нее исключили французский франк и немецкую марку и включили евро.

От других резервных валют юань будет отличаться тем, что он станет единственной на данный момент резервной валютой с фиксированным курсом.

Помимо этого, в отличие от других участников списка юань нельзя продавать и покупать свободно. Свободно конвертируемой китайская нацвалюта станет только в 2020 году.

Решение Исполнительного совета МВФ не стало неожиданностью для рынка. О том, что юань готов войти в состав корзины резервной валюты, глава МВФ Кристин Лагард объявила еще 13 ноября. По ее словам, сотрудники фонда провели исследование, согласно которому юань стал соответствовать критерию о свободном и широком использовании валюты в трансграничных операциях и может быть поставлен в один ряд с четырьмя валютами корзины МВФ.

Несоответствие именно этому критерию «свободного пользования» послужило причиной того, что в 2010 году МВФ отказался включать китайскую валюту в список резервных. После этого официальный Пекин пошел на ряд денежных реформ, целью которых было приведение нацвалюты в соответствие с требованиями МВФ.

Помимо этого, две недели назад Лагард отметила, что юань «широко торгуется» на основных валютных рынках мира. «Сотрудники предлагают исполнительному совету включить юань в корзину резервных валют», — говорилось в сообщении МВФ от 13 ноября. «Я согласна с выводами сотрудников фонда», — приводились в сообщении фонда слова Лагард.

«Это важная веха на пути, который, несомненно, будет включать в себя больше реформ», — заявила Лагард после завершения заседания совета МВФ.

Корзиной резервных валют называют международный резервный актив, созданный МВФ в 1969 году и носящий название «Специальные права заимствования», или СДР. Во второй половине XX века объемы международного предложения двух важнейших резервных активов — золота и долларов США — оказались недостаточными для обеспечения происходившего расширения мировой торговли и развития финансового сектора. Тогда, в 1969 году, МВФ создал СДР в поддержку Бреттон-Вудской системы фиксированных обменных курсов. Но через несколько лет система распалась и основные валюты перешли на режим плавающего обменного курса. Потребность в СДР ослабла. Однако позднее распределения СДР, осуществленные в 2009 году на общую сумму 182,6 млрд СДР, предоставили ликвидность мировой экономической системе и дополнили официальные резервы государств-членов во время мирового финансового кризиса, сообщается в официальных материалах МВФ.

Стоимость СДР основана на корзине из четырех ключевых международных валют, она рассчитывается как совокупная стоимость определенных сумм четырех валют корзины в долларах США, устанавливаемая на основе обменных курсов, которые ежедневно котируются в полдень на Лондонской бирже.

СДР могут обмениваться на свободно используемые валюты. По состоянию на 17 марта 2015 года были созданы и распределены среди государств-членов 204 млрд СДР (эквивалентно приблизительно $280 млрд).

Включение юаня в список резервных валют может способствовать увеличению интереса мировых центробанков к этой валюте. Но все зависит от того, насколько быстро Пекин сможет открыть свои рынки миру.

В середине ноября банк Standard Chartered прогнозировал, что присвоение юаню нового статуса повлечет за собой увеличение иностранных инвестиций в китайские активы в ближайшие пять лет на $0,7–1 трлн.

Однако другие финансовые институты называли подобный шаг «исключительно символическим», если за ним не последуют серьезные структурные реформы. Так, Daiwa Capital Markets считает, что без реформ вступление юаня в корзину «практически не будет иметь значения», сообщает Bloomberg.

Вхождение юаня в корзину резервных валют повлечет за собой также новую волну давления на официальный Пекин, пишет издание Wall Street Journal.

Внимание международных инвесторов и финансовых институтов будет приковано к тому, как Китай будет открывать миру свою финансовую систему и выполнять условия по ослаблению жесткой фиксации курса юаня.

Народному банку Китая, играющему роль центробанка в стране, также придется предложить иностранным инвесторам ту же степень ясности и прозрачности, которую дают Федеральная резервная система (ФРС) США и Европейский ЦБ. Пока большинство действий Народного банка оказываются для участников рынка сюрпризом: это можно сказать и в отношении проведенной в августе девальвации юаня, и в случае молчаливого поведения китайского ЦБ во время обвала китайских фондовых рынков в июле этого года.

«Для большинства инвесторов включение юаня в корзину резервных валют не станет большим событием. Единственный звук, который вы услышите, — это коллективный зевок, — отметил в разговоре с Wall Street Journal управляющий директор фонда TCW Дэвид Левинджер. — Отсутствие данных и прозрачной политики остаются главным риском для инвесторов».

В китайском регуляторе эту проблему видят и осознают необходимость некоторого изменения в процессе общения с участниками рынка. «Мы должны создать доверие к активам в юанях как со стороны внутренних, так и зарубежных инвесторов и в то же время предотвратить финансовые риски, связанные с выходом валюты на более глобальный уровень, — отметил начальник отдела исследований и статистики Народного банка Китая (играет роль центробанка в стране) Шэн Сунчен. — Это требует проведения различных скоординированных финансовых реформ».

Впрочем, тут на пути Народного банка встает непростая задача — маневрировать между ожиданиями зарубежных инвесторов и требованиями руководства Коммунистической партии, которая продолжает оказывать влияние на принятие основных решений в стране не только в области политики, но и экономики.

Источник: http://www.gazeta.ru

2015-11-30